0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Начисление штрафа и пени одновременно

Организация является исполнителем по контракту, заключенному в соответствии с Федеральным законом от 05.04.2013 N 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд». Контракт исполнен. Ряд этапов выполнения работ по контракту были произведены с просрочкой. Контракт предусматривал штраф за несвоевременную сдачу этапа работы и пени за каждый день просрочки выполнения работ по этапу. Можно ли взыскать сейчас по гражданско-правовому договору договорную неустойку в виде штрафа (10% от цены этапа) и пени (1/300 ключевой ставки) одновременно за одно и то же нарушение — просрочку сдачи этапа работ?

Любое обязательство должно исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями этого обязательства (ст. 309 ГК РФ). Это относится и к исполнению обязательств, основанных на контрактах, заключенных в соответствии с Федеральным законом от 05.04.2013 N 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (далее — Закон N 44-ФЗ). Указанный закон основан в том числе и на нормах Гражданского кодекса РФ (ч. 1 ст. 2 этого Закона). Поэтому ко всем договорам (контрактам), заключаемым заказчиками, руководствующимися Законом N 44-ФЗ, применяются нормы Гражданского кодекса РФ (далее — ГК РФ), если самим этим Законом не предусмотрено иное (смотрите также ответ на вопрос N 81 приложения к письму Минэкономразвития России от 30.09.2014 N Д28И-1889).
В свою очередь, положения ст.ст. 330-333 ГК РФ о неустойке содержат лишь указания на различные виды неустойки (штраф, пеня), не раскрывая при этом содержания указанных терминов и не устанавливая правила о возможности взыскания различных разновидностей неустойки за одно и то же нарушение обязательства.
Разъяснения, данные относительно применения приведенных положений законодательства, на первый взгляд показывают, что одно и то же нарушение предполагает установление в качестве меры ответственности неустойки или в виде твердой суммы — штрафа, или в виде периодических платежей — пени, так как именно союз «или» между указанными видами неустойки используется в п. 60 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 N 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств» (далее — Постановление N 7).
В то же время в разъяснениях относительно применения ст. 333 ГК РФ об уменьшении судом размера неустойки говорится о том, что если заявлены требования о взыскании неустойки, установленной договором в виде сочетания штрафа и пени за одно нарушение, а должник просит снизить ее размер на основании указанной статьи, суд рассматривает вопрос о соразмерности неустойки последствиям нарушения обязательств исходя из общей суммы штрафа и пени (п. 80 Постановления N 7). Иными словами, судебная практика допускает взыскание неустойки как в форме штрафа, так и в форме пени за одно и то же нарушение. Полагаем, что такой вывод делается исходя из того, что формой ответственности считается именно взыскание неустойки, а не каждый отдельно ее взятый вид, поэтому сочетание различных видов неустойки за одно правонарушение не рассматривается как двойная ответственность за одно и то же деяние.
Тем не менее в рассматриваемом случае неустойка установлена в качестве формы ответственности подрядчика по договору, заключенному в соответствии с положениями Закона N 44-ФЗ. А, как уже отмечалось выше, положения гражданского законодательства и, соответственно, разъяснения, касающиеся применения таких положений, могут применяться к отношениям сторон только в том случае, если в законодательстве о контрактной системе отсутствуют специальные положения на этот счет.
Согласно же ч. 6 ст. 34 Закона N 44-ФЗ в случае просрочки исполнения поставщиком (подрядчиком, исполнителем, далее также — контрагент) обязательств (в том числе гарантийного обязательства), предусмотренных контрактом, а также в иных случаях неисполнения или ненадлежащего исполнения контрагентом обязательств, предусмотренных контрактом, заказчик направляет контрагенту требование об уплате неустоек (штрафов, пеней). Пеня начисляется за каждый день просрочки исполнения предусмотренного контрактом обязательства (ч. 7 ст. 34 Закона N 44-ФЗ), тогда как штрафы устанавливаются контрактом в виде фиксированной суммы и начисляются за нарушения обязательств, не связанные с просрочкой исполнения (ч. 8 ст. 34 Закона N 44-ФЗ, смотрите также Правила, утвержденные постановлением Правительства РФ от 25.11.2013 N 1063). Конкретный перечень нарушений, за которые контрактом может предусматриваться ответственность в виде штрафа, нормативными актами не предусмотрен, поэтому вопрос о наличии оснований для предъявления к контрагенту требований об уплате штрафа должен решаться исходя из условий контракта и существа допущенного нарушения. Как видно из приведенных норм, такими основаниями могут быть любые нарушения, кроме просрочки исполнения.
Исполнение подрядчиком договора подряда, в том числе контракта, заключенного в соответствии с Законом N 44-ФЗ, предполагает выполнение предусмотренных договором работ и сдачу их результата заказчику (п.п. 1, 2 ст. 307, ст. 702, п. 1 ст. 760, ст. 763 ГК РФ). При этом работы должны быть выполнены в срок, предусмотренный контрактом. По общему правилу подрядчик несет ответственность за нарушение как начального и конечного, так и промежуточных сроков выполнения работы (п. 1 ст. 314, п. 1 ст. 708 ГК РФ).
По смыслу п. 1 ст. 330 ГК РФ, ч. 7 ст. 34 Закона N 44-ФЗ применительно к договору подряда под просрочкой исполнения следует понимать невыполнение работ в срок, установленный договором. Учитывая же, что исполнение включает в себя не только само по себе выполнение работы, но и передачу ее результатов заказчику, нарушение сроков передачи, на наш взгляд, также следует считать просрочкой исполнения.
В связи с этим мы полагаем, что за указанные нарушения по контракту, заключенному заказчиком в соответствии с Законом N 44-ФЗ и, в конечном итоге, исполненному контрагентом, может быть назначена неустойка только в виде пени.
Дополнительная ответственность в виде штрафа могла бы иметь место, если бы в результате просрочки исполнения обязанностей по исполнению работы и передаче их результатов имели бы место иные нарушения, например неисполнение контракта в связи с отказом заказчика от этого контракта из-за допущенной контрагентом просрочки исполнения (смотрите, например, определение СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 09.03.2017 N 302-ЭС16-14360, постановления Шестого арбитражного апелляционного суда от 28.12.2016 N 06АП-6516/16, Десятого арбитражного апелляционного суда от 18.10.2016 N 10АП-13425/16, Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 24.02.2016 N 15АП-731/16, Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 30.07.2015 N 15АП-11839/15, Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 07.05.2015 N 20АП-1348/15).
Тем не менее следует помнить, что при оценке судом условий заключенного подрядчиком контракта суд, в зависимости от их ясности, может учитывать не только буквальное толкование содержащихся в них слов и выражений, но и другие условия и смысл контракта в целом, а также действительную общую волю сторон с учетом цели договора (ст. 431 ГК РФ). При этом принимаются во внимание все соответствующие обстоятельства, включая предшествующие договору переговоры и переписку, практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон, обычаи, последующее поведение сторон.
Также мы не исключаем, что сама по себе просрочка исполнения могла повлечь за собой иные нарушения, за которые контрактом предусмотрена выплата штрафов.
В связи с изложенным окончательное решение по вопросу взыскания с подрядчика в рассматриваемом случае неустойки как в форме штрафа, так и в форме пени может принять лишь суд с учетом формулировок, содержащихся в контракте, а также конкретных обстоятельств дела.

Читать еще:  Повышение пенсии фсин в 2020 году последние новости

Ответ подготовил:
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
кандидат юридических наук Широков Сергей

Ответ прошел контроль качества

17 апреля 2017 г.

Материал подготовлен на основе индивидуальной письменной консультации, оказанной в рамках услуги Правовой консалтинг.

Одновременное взыскание штрафа и пеней по договору за просрочку платежа не является возложением двойной ответственности на просрочившее лицо

Действительно, для правоприменительной практики традиционным является принцип недопустимости двойной ответственности, в том числе и в гражданско-правовых отношениях. Но применяется ли этот принцип в случае, когда стороны прописали в договоре ответственность за неисполнение обязательств в установленный срок одновременнно в виде штрафа и пеней?

В одном деле (постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 11.04.2016 № Ф07-1346/2016 по делу № А56-3337/2015) между сторонами был заключен договор, по условиям которого в случае нарушения условия договора по сроку окончательной оплаты заказчик должен был выплатить исполнителю неустойку в размере 5% единовременно и 0,1% от объема невыполненных обязательств за каждый день просрочки. Поскольку заказчик оплатил работы с просрочкой, исполнитель сначала отправил ему претензию, а затем, не получив ответа, обратился в суд с требованиями об уплате неустойки.

Суды первой и апелляционной инстанций удовлетворили требования исполнителя частично — они взыскали и твердую неустойку в размере 5%, и начисленные 0,1% за каждый день просрочки, уменьшив при этом общий размер взысканной суммы на основании ст. 333 ГК РФ.

Обратившись с жалобой в кассацию, заказчик настаивал на том, что заявленное исполнителем требование о взыскании пеней и штрафа за нарушение срока оплаты работ является возложением на него двойной ответственности за нарушение одного и того же обязательства и противоречит принципам действующего гражданского законодательства.

Кассация поддержала выводы судов нижестоящих инстанций. Как разъяснил суд, из действующего законодательства следует, что штраф и пени являются разновидностями неустойки. Термин «штраф» обычно употребляется в тех случаях, когда речь идет о неустойке в виде процента или в твердой сумме, взыскиваемых однократно. Термин «пени» принят в отношении неустойки, которая исчисляется в виде процента к сумме неисполненного обязательства и взыскивается за каждый день его нарушения или в течение определенного периода времени.

До недавнего времени (до принятия Пленумом Верховного суда РФ постановления от 24.03.2016 № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств», далее — постановление Пленума ВС РФ № 7) в постановлении Пленума ВАС РФ от 22.12.2011 № 81 «О некоторых вопросах применения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее — постановление Пленума ВАС РФ № 81) действовал п. 6, согласно которому если кредитором заявлены требования о взыскании неустойки, установленной договором в виде сочетания штрафа и пеней за одно нарушение, а должник просит снизить ее размер на основании ст. 333 ГК РФ, суд рассматривает вопрос о соразмерности неустойки последствиям нарушения обязательств, исходя из общей суммы штрафа и пеней.

Иными словами, ВАС РФ исходил из того, что одновременное начисление штрафа и пеней не является возложением двойной ответственности. С принятием постановления Пленума ВС РФ № 7 это положение перекочевало в него из постановления Пленума ВАС РФ № 81 в аналогичной формулировке (п. 80). В итоге, не усмотрев в положениях договора об одновременном начислении штрафа и пеней нарушений законодательства, кассация поддержала требования исполнителя.

Правда, необходимо отметить, что несмотря на вполне определенную позицию сначала ВАС РФ, а затем и Верховного суда РФ, некоторые суды, как правило первых инстанций, все равно выносят решения об отказе во взыскании штрафа и неустойки одновременно, считая, что законодательством предусмотрены либо штраф, либо пени, и это различные формы неустойки. А поскольку закон, по их мнению, не предусматривает применение одновременно двух форм неустойки, то суды признают договорные условия об одновременном применении и пеней, и штрафа противоречащими законодательству (см., например, решения АС г. Москвы от 05.06.2014 по делу № А40-137966/2013, Ярославской области от 31.05.2013 по делу № А82-2672/2013). И хотя в апелляции и кассации такие решения с большой долей вероятности не устоят, эту практику тоже стоит иметь в виду.

Но если одновременное взыскание штрафа и пеней, по мнению высших судебных инстанций, двойной ответственностью не является, то что же тогда ею является?

Принцип недопустимости двойной ответственности был изложен в п. 6 и 15 совместного постановления Пленума Верховного суда РФ и Пленума ВАС РФ от 08.10.98 № 13/14 «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами». В пункте 6 этого постановления речь шла о недопустимости начисления одновременно законной и договорной неустойки, а в п. 15 — о недопустимости при просрочке возврата денежного долга одновременного начисления повышенных процентов и неустойки за то же нарушение (за исключением штрафной).

После принятия постановления Пленума ВС РФ № 7 положение о недопустимости одновременного начисления законной и договорной неустойки перекочевало в него (п. 42).

Иными словами, в принципе недопустимости двойной ответственности в гражданских отношениях речь идет не о соотношении штрафа и пеней, а о соотношении неустойки и процентов за пользование чужими денежными средствами, исчисление которых производится по одинаковым одновременно действующим правилам, что противоречит принципам действующего законодательства.

Соответственно, шансы взыскать и сумму штрафа, и сумму неустойки высоки.

Другое дело, что поскольку обе эти санкции по существу представляют собой неустойку, то ответчик может просить суд об уменьшении общей получившейся суммы неустойки на основании ст. 333 ГК РФ. Но для этого ответчику придется доказывать ее несоразмерность, что с учетом приведенных размеров санкций (1 и 0,1 % соответственно) будет для него затруднительно.

Одновременное взыскание двух видов неустойки

Добрый вечер! Возник насущный вопрос. Имеется стандартный договор поставки с отсрочкой платежа. Схема распространенная: товар поставляется партиями, каждая партия оплачивается в течение, условно говоря, 30 дней с момента получения.

При этом покупателю отдельными пунктами вменяется две обязанности: 1) оплатить каждую партию в течение 30 дней; 2) на момент окончания календарного года погасить всю имеющуюся задолженность.

За нарушение каждой обязанности отдельным пунктом договора предусмотрена неустойка. За нарушение 30-дневного срока оплаты каждой партии — пеня (0,2% за день). За непогашение всей задолженности к окончанию срока действия договора -штраф (10% от суммы оставшейся задолженности).

Читать еще:  Обгон с пересечением сплошной линии разметки штраф 2020

Восемь лет «работаем» по такому договору, и всегда мне суды взыскивали и штраф и пеню (временами снижая по 333 ГК). И был года три назад даже обзор практики Свердловского арбитража, прямо указывающий на возможность такого взыскания. Вроде как две обязанности (хотя, как по мне, так она тут одна — заплатить вовремя), — два последствия.

И вот осечка. Суд первой инстанции (СОЮ, т.к. соответчиками привлечены граждане-поручители) иск удовлетворяет полностью. А доблестная апелляция изменяет решение. Мотивирует тем, что это два вида ответственности за одно и то же нарушение, ссылаясь при этом аж на ст. 10 ГК РФ (вероятно, истец не должен был злоупотреблять правом, договором предусмотренным). При этом в части взыскания пени решение остается в силе, а в части взыскания штрафа за непогашение всего долга к концу года — отменено.

И теперь меня мучают следующие вопросы:

1) одно обязательство здесь нарушено или два?

2) возможно ли в такой ситуации одновременное взыскание и пени и штрафа?

3) и главное: если суд приходит к выводу, что взыскание и того и другого одновременно невозможно; то по какому принципу он решает (в апелляционном определении об этом ни слова), что взыскать — штраф или пеню — при отсутствии волеизъявления истца по этому вопросу. А то ведь написали, что это двойное наказание за одно нарушение, и по своему судебному усмотрению решили, что взыскать, а в чем отказать. Мне непонятно, почему. Может, я упустила какие-то новые тенденции в практике?

Буду благодарна за ваши мнения.

  • 7065
  • рейтинг

Корпоративное право: реформа ГК РФ и судебная практика

Практикум по доказыванию и взысканию убытков

Introduction to English Legal System

Комментарии (8)

Следует посмотреть формулировки. Диспозиция договорной нормы о неустойке не должна совпадать с диспозицией нормы о штрафе. Т.е. к неустойке и к штрафу должны приводить разные причины. Тогда разговор о двойной ответственности будет просто неуместным. Это раз.
Второе, что для меня неясно в логике суда — это как, применительно к решению апелляции, понимать ст.309 ГК РФ? Разве договор поставки либо его часть признаны недействительными? Нет. Каковы тогда причины для его неприменения?

Привожу цитату из апелляц.определения:

«Истцом заявлены требования о взыскании пени за период с ( / / ) по ( / / ) в размере ( / / ) и одновременно заявлен ко взысканию штраф в размере ( / / )

В данной связи суд полагает, что действия истца в части взыскания с ответчиков штрафа на основании пункта 12.5 договора за нарушение сроков оплаты товара с одновременным взысканием пени, предусмотренных пунктом 12.6 договора также за нарушение сроков оплаты товара, направлены на привлечение покупателя к двойной ответственности за одно и то же нарушение обязательства, что расценивается как злоупотребление правом со стороны истца, не допустимое в силу положений статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В этой связи суд апелляционной инстанции не может согласиться с выводами суда первой инстанции о том, что требование о взыскании неустойки и штрафа за тот же период подлежит удовлетворению, иначе в этом случае имеет место применение двойной ответственности за одно правонарушение, что противоречит смыслу и нормам гражданского законодательства. В любом случае неустойка (штраф, пени) могут быть снижены.

. В соответствии со ст. 330 Гражданского кодекса Российской Федерации неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения. Согласно п. 1 ст. 333 названного Кодекса, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить ее размер.

Руководствуясь положениями ст. 330 Гражданского кодекса Российской Федерации, п. 12.6 договора поставки, принимая во внимание факт нарушения ответчиком установленных договором сроков оплаты поставленного товара, суд правомерно признал за обществом «Компания Металл Профиль» право на взыскание с ответчиков ( / / ) договорной неустойки, признав верным расчет, представленный обществом в материалы дела. При этом, оценив имеющиеся в материалах дела доказательства, учитывая конкретные обстоятельства дела, значительный размер задолженности, суд пришел к обоснованному выводу об отсутствии оснований для применения к заявленному размеру неустойки положений ст. 333 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку согласованный сторонами размер неустойки, не является чрезмерным, доказательств несоразмерности суммы неустойки последствиям нарушения обязательства не представлено.»

Вот как-то так. Несоразмерности суд не усмотрел.

Начисление штрафа и пени одновременно

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии
  • Главная
  • Одновременное применение и штрафа и неустойки как мер ответственности

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД СЕВЕРО-КАВКАЗСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 26 октября 2010 г. по делу N А53-3798/2010

Резолютивная часть постановления объявлена 19 октября 2010 г.
Постановление в полном объеме изготовлено 26 октября 2010 г.
Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа в составе председательствующего Фефеловой И.И., судей Рассказова О.Л. и Улько Е.В., в отсутствие истца — Ростовского областного союза потребительских обществ, ответчика — индивидуального предпринимателя Чиханацкого Константина Григорьевича, извещенных надлежащим образом о времени и месте судебного заседания, рассмотрев кассационную жалобу Ростовского областного союза потребительских обществ на постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.07.2010 по делу N А53-3798/2010 (судьи Ломидзе О.Г., Глазунова И.Н., Ильина М.В.), установил следующее.

Ростовский областной союз потребительских обществ (далее — истец) обратился в Арбитражный суд Ростовской области к ответчику индивидуальному предпринимателю Чиханацкому К.Г. (далее — ответчик) о взыскании с ответчика по договору N 08/90: 7 111 рублей 19 копеек пени, 18 070 рублей штрафа; по договору N 08/180: 18 474 рублей 42 копейки пени, 18 070 рублей штрафа (уточненные требования).

Решением от 02.06.2010 (судья Меленчук И.С.) исковые требования удовлетворены в части. Суд взыскал с ответчика в пользу истца пени и штраф в сумме 45 тыс. рублей, в остальной части требований отказано. Судебный акт мотивирован ненадлежащим исполнением со стороны ответчика обязательств по внесению арендной платы, которая оплачивалась несвоевременно. В связи с чем, суд первой инстанции счел необходимым взыскать с ответчика пени и штраф, применив статью 333 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Постановлением Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.07.2010 решение изменено. С ответчика в пользу истца взыскано 10 179 рублей 87 копеек пени, 3 278 рублей 32 копейки в возмещение расходов на оплату государственной пошлины.

В остальной части заявленных исковых требований отказано. Суд апелляционной инстанции пришел к выводу о невозможности применения к ответчику двух мер ответственности за одно и то же правонарушение, выразившееся в просрочке исполнения обязательства.

Читать еще:  Какой допустимый перегруз грузового автомобиля

В кассационной жалобе истец просит отменить постановление суда апелляционной инстанции и оставить в силе решение от 02.06.2010. В частности, податель жалобы полагает, что довод апелляционной инстанции о применении правила зачетного характера неустойки и процентов согласно статье 395 Гражданского кодекса Российской Федерации несостоятельный, поскольку положения названной нормы права, а именно пункт 1 устанавливает возможность применение этих правил, если иной размер процентов не установлен законом или договором. Кроме того, судом апелляционной инстанции не были приняты во внимание положения статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации, где указано, что стороны свободны в заключение договора и определении его условий. Ответчик путем подписания договора аренды самостоятельно возложил на себя обязанности по уплате пени и штрафа в случае нарушения сроков оплаты.

Изучив материалы дела и доводы кассационной жалобы, выслушав лиц участвующих в деле, Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа считает, что жалоба не подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Как видно из материалов дела и установлено судом, 01.12.2008 истец и ответчик заключили договор аренды N 08/96, по условиям которого ответчику передано нежилое помещение, расположенное по адресу: г.Ростов-на-Дону, ул. Шоссейная, 26а; комнаты 1, 9, 10, 11, 12 общей площадью 136,9 кв. м. Срок действия договора установлен сторонами с 01.12.2008 по 31.10.2009.

Договором от 01.11.2009 N 09/180 стороны определи новый срок аренды указанного выше имущества с 01.11.2009 по 30.09.2010.

Согласно пунктам 3.1 заключенных сторонами договоров арендная плата уплачивается из расчета 110 рублей за 1 кв. м, что составляет 15 059 рублей в месяц. Расчеты по договору осуществляются ежемесячно не позднее 10 числа текущего месяца путем перечисления на расчетный счет или в кассу истца (арендодателя).

При просрочке внесения арендной платы ответчик обязался уплатить пеню в размере 0,5% от суммы задолженности за каждый день просрочки.

Пунктами 4.2. договоров установлена ответственность ответчика за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств в виде уплаты штрафа в размере 10% от общей годовой арендной платы, что составляет 18 070 рублей.

Ссылаясь на то, что ответчик не исполняет должным образом условия договоров аренды в части внесения арендной платы по договору N 08/96 — за октябрь 2009 года, по договору N 09/180 — за ноябрь, декабрь 2009 года и январь 2010 года, в связи с чем образовалась задолженность в общей сумме 60 236 рублей, истец обратился в арбитражный суд. Уточнив заявленные требования в связи с оплатой ответчиком суммы задолженности, истец просит взыскать с должника пени и штраф в общем размере 61 725 рублей 61 копейка.

Согласно пункту 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд кассационной инстанции проверяет законность решений, постановлений, принятых арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения норм материального права и норм процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного акта и исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы, если иное не предусмотрено Кодексом.

При разрешении спора суды первой и апелляционной инстанций, исследовав и оценив представленные в материалы дела доказательства, установили фактические обстоятельства и пришли к выводу о ненадлежащем исполнении ответчиком обязательств по своевременному внесению арендных платежей, что в свою очередь влечет гражданско-правовую ответственность.

Суд апелляционной инстанции, изменяя решение, счел невозможным применение к ответчику двух мер ответственности за одно и тоже правонарушение.

Истец обжалует постановление только в указанной части, поэтому кассационная инстанция по правилам статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации проверяет законность судебного акта в обжалованной части.

Суд кассационной инстанции считает, что выводы о невозможности применения к ответчику двух мер ответственности за одно и то же правонарушение, выразившееся в просрочке исполнения обязательства, соответствуют нормам материального права.

Глава 25 Гражданского кодекса Российской Федерации «Ответственность за нарушение обязательств» допускает одновременное применение двух мер ответственности за одно и то же правонарушение только в том случае, когда законом или договором установлена штрафная неустойка. Однако из содержания договоров не усматривается, что убытки взыскиваются в полной сумме сверх неустойки.

Штраф как неустойка — это определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору за неисполнение или ненадлежащее исполнение своего обязательства в заранее установленном размере или в процентном отношении к стоимости предмета исполнения; кроме того, штраф является однократно взыскиваемой суммой. Что же касается пени, то ее определяют как денежную сумму, которую должник обязан уплатить кредитору в процентном отношении к сумме просроченного платежа (невыполненного обязательства), и она исчисляется непрерывно, нарастающим итогом. Таким образом, пени и штраф являются самостоятельными видами ответственности за неисполнение либо ненадлежащее исполнение обязательств, направленными на возмещение потерь кредитора.

Две меры ответственности за одно правонарушение могут применяться, но с ограничениями, зафиксированными в статьях 394 и 395 Гражданского кодекса Российской Федерации. Так, если применяется ответственность в виде процентов, то сверх этого санкции могут взыскиваться постольку, поскольку доказано наличие убытков, не покрытых взысканными суммами; если взыскана неустойка, то сверх нее взыскание может производиться, в том числе и виде процентов, превышающих ее, так же при условии доказанности наличия потерь кредитора. В противном случае были бы нарушены правила зачетных характеров неустойки и процентов. В материалах дела отсутствуют доказательства, подтверждающие возникновение у истца негативных последствий, соразмерных начисленной неустойке.

Апелляционный суд применил меру ответственности в виде пени, поскольку счел, что предусмотренный договорами размер пени (0,5% за каждый день просрочки) явно несоразмерен последствиям нарушения обязательства ответчиком (180% годовых при установленной на момент обращения с иском ставке в размере 8,5%). Кроме того, апелляционный суд, как и суд первой инстанции, применил статью 333 Гражданского кодекса Российской Федерации и уменьшил неустойку до 0,1% за каждый день просрочки.

В результате размер взыскиваемой с ответчика неустойки по договорам аренды составил 10 179 рублей 87 копеек. Основания для переоценки данного вывода у суда кассационной инстанции отсутствуют, поскольку истец не представил доказательств неправильного применения судом методики расчета пеней.

Учитывая изложенные обстоятельства, суд кассационной инстанции считает, что основания для отмены или изменения постановления от 29.07.2010 отсутствуют.

Нормы права при разрешении спора применены судом апелляционной инстанции правильно, нарушения процессуальных норм, влекущие отмену судебного акта (статья 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации), не установлены.

Руководствуясь статьями 274, 286 — 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа

постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.07.2010 по делу N А53-3798/2010 оставить без изменения, кассационную жалобу — без удовлетворения.
Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector