0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Обязанность доказывания в административном процессе юридический ликбез

Обязанность доказывания в административном процессе юридический ликбез

§ 5. Обязанность доказывания

Если суд определяет обстоятельства, подлежащие доказыванию по каждому делу, то стороны представляют в суд доказательства в соответствии с их обязанностью доказывания. В процессуальном праве указаны принципы распределения обязанности доказывания, что лежит в основе состязательности судопроизводства. Основной принцип распределения обязанности доказывания заключается в том, что каждый доказывает то, на что ссылается. В административном процессе подход иной, что продиктовано особенностями административных правоотношений (отношения власти и подчинения) и их субъектным составом. Наличие так называемой слабой стороны в административных правоотношениях, к которой относят гражданина, предопределило специфику в распределении обязанности доказывания. Сильной стороной в административных правоотношениях являются государственные органы, организации, должностные лица, наделенные определенными властными полномочиями. Именно эти субъекты противостоят в административном процессе гражданам.
Общее правило, отраженное в ч. 1 ст. 62 КАС, соответствует положениям ГПК и АПК: «Лица, участвующие в деле, обязаны доказывать обстоятельства, на которые они ссылаются как на основания своих требований или возражений». Однако указанная норма предполагает наличие иного порядка распределения обязанности доказывания по административным делам. Данное исключение из общего правила и определяет специфику распределения обязанности доказывания по административным делам: обязанность доказывания законности оспариваемых нормативных правовых актов, решений, действий (бездействия) органов, организаций и должностных лиц, наделенных государственными или иными публичными полномочиями, возлагается на соответствующие орган, организацию и должностное лицо. Указанные органы, организации и должностные лица обязаны также подтверждать факты, на которые они ссылаются как на основания своих возражений.
При этом по таким административным делам административный истец, прокурор, органы, организации и граждане, обратившиеся в суд в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц или неопределенного круга лиц, будучи освобожденными от обязанности доказывания незаконности оспариваемых ими нормативных правовых актов, решений, действий (бездействия), не освобождены от обязанности доказывать иные факты. Они должны:
— указывать, каким нормативным правовым актам, по их мнению, противоречат данные акты, решения, действия (бездействие);
— подтверждать сведения о том, что оспариваемым нормативным правовым актом, решением, действием (бездействием) нарушены или могут быть нарушены права, свободы и законные интересы административного истца или неопределенного круга лиц либо возникла реальная угроза их нарушения;
— подтверждать иные факты, на которые административный истец, прокурор, органы, организации и граждане ссылаются как на основания своих требований.
Обязанность доказывания может зависеть и от субъектного состава административного истца. Данное положение отражено в особенной части КАС и является частным случаем распределения обязанности доказывания. Если административным истцом по делам, рассматриваемым Дисциплинарной коллегией ВС РФ, является гражданин, обязанности по доказыванию обстоятельств, послуживших основанием для принятия решения, с которым не согласен административный истец, а также законности данного решения возлагаются на квалификационную коллегию судей, его принявшую, т.е. на административного ответчика. Если административным истцом выступает Председатель ВС РФ, обратившийся в Дисциплинарную коллегию , то он обязан доказать незаконность и необоснованность решения квалификационной коллегии судей, с которым он не согласен (ст. 235 КАС).
———————————
Председатель ВС РФ вправе обратиться в Дисциплинарную коллегию по вопросу о досрочном прекращении полномочий судьи за совершение им дисциплинарного проступка в случаях, если Высшей квалификационной коллегией судей или квалификационной коллегией судей субъекта РФ отказано в удовлетворении представления о прекращении полномочий судьи за совершение им дисциплинарного проступка (ч. 2 ст. 230 КАС).

На обязанность доказывания могут влиять правовые презумпции, которые «сдвигают» бремя доказывания от одной стороны к другой.
К примеру, в налоговом праве действует презумпция добросовестности налогоплательщика. Соответственно, данный факт презюмируется по административным делам о взыскании обязательных платежей и санкций. Налогоплательщик не должен доказывать свою добросовестность, а налоговый орган вправе опровергнуть данную презумпцию, доказав недобросовестность налогоплательщика. Иные правовые презумпции аналогичным образом влияют на распределение обязанности доказывания и, как правило, содержатся в нормах материального права. Все правовые презумпции в российском праве могут быть опровергнуты.

Статья 62. Обязанность доказывания

Статья 62. Обязанность доказывания

1. Лица, участвующие в деле, обязаны доказывать обстоятельства, на которые они ссылаются как на основания своих требований или возражений, если иной порядок распределения обязанностей доказывания по административным делам не предусмотрен настоящим Кодексом.

2. Обязанность доказывания законности оспариваемых нормативных правовых актов, актов, содержащих разъяснения законодательства и обладающих нормативными свойствами, решений, действий (бездействия) органов, организаций и должностных лиц, наделенных государственными или иными публичными полномочиями, возлагается на соответствующие орган, организацию и должностное лицо. Указанные органы, организации и должностные лица обязаны также подтверждать факты, на которые они ссылаются как на основания своих возражений. По таким административным делам административный истец, прокурор, органы, организации и граждане, обратившиеся в суд в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц или неопределенного круга лиц, не обязаны доказывать незаконность оспариваемых ими нормативных правовых актов, актов, содержащих разъяснения законодательства и обладающих нормативными свойствами, решений, действий (бездействия), но обязаны:

1) указывать, каким нормативным правовым актам, по их мнению, противоречат данные акты, решения, действия (бездействие);

2) подтверждать сведения о том, что оспариваемым нормативным правовым актом, актом, содержащим разъяснения законодательства и обладающим нормативными свойствами, решением, действием (бездействием) нарушены или могут быть нарушены права, свободы и законные интересы административного истца или неопределенного круга лиц либо возникла реальная угроза их нарушения;

3) подтверждать иные факты, на которые административный истец, прокурор, органы, организации и граждане ссылаются как на основания своих требований.

3. Обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения административного дела, определяются судом в соответствии с нормами материального права, подлежащими применению к спорным публичным правоотношениям, исходя из требований и возражений лиц, участвующих в деле. При этом суд не связан основаниями и доводами заявленных требований по административным делам об оспаривании нормативных правовых актов, решений, действий (бездействия), соответственно принятых или совершенных органами государственной власти, органами местного самоуправления, иными органами и организациями, наделенными отдельными государственными или иными публичными полномочиями, должностными лицами, государственными или муниципальными служащими, а также по административным делам о защите избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации.

Судебная практика и законодательство — КАС РФ. Статья 62. Обязанность доказывания

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин Б.А. Сивков оспаривает конституционность следующих законоположений: пункта 2 статьи 85 «Состав земель населенных пунктов и зонирование территорий» и пункта 1 статьи 97 «Земли природоохранного назначения» Земельного кодекса Российской Федерации; части 6 статьи 87 «Лесохозяйственный регламент» Лесного кодекса Российской Федерации; части 4 статьи 30 «Правила землепользования и застройки» и части 8 статьи 36 «Градостроительный регламент» Градостроительного кодекса Российской Федерации; части второй статьи 13 «Обязательность судебных постановлений», части второй статьи 61 «Основания для освобождения от доказывания», статьи 195 «Законность и обоснованность решения суда», утратившей в настоящее время силу статьи 249 «Распределение обязанностей по доказыванию по делам, возникающим из публичных правоотношений» (положения которой воспроизведены в статье 62 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации) ГПК Российской Федерации; статей 62 «Обязанность доказывания» и 176 «Законность и обоснованность решения суда» Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации.

Статья 62 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации возлагает обязанность доказывания законности оспариваемых решений органов, организаций и должностных лиц, наделенных государственными или иными публичными полномочиями, на соответствующие орган, организацию и должностное лицо, которые обязаны также подтверждать факты, на которые они ссылаются как на основания своих возражений (часть 2).

В силу части 3 статьи 62 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения административного дела, определяются судом в соответствии с нормами материального права, подлежащими применению к спорным публичным правоотношениям, исходя из требований и возражений лиц, участвующих в деле.

Правила распределения бремени доказывания обстоятельств, имеющих значение для административного дела об оспаривании решений, действий (бездействия) органов, организаций и должностных лиц, наделенных государственными или иными публичными полномочиями, установлены частями 2 и 3 статьи 62, частями 9 — 11 статьи 226 КАС РФ.

При этом, по смыслу части 3 статьи 62 и части 1 статьи 84 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, суд, принимая решение об удовлетворении административного искового заявления, не связан соображениями представителя территориального органа федерального органа исполнительной власти в сфере миграции относительно целесообразности предлагаемого срока содержания соответствующего лица в специальном учреждении, — обладая самостоятельным усмотрением, суд с учетом индивидуальных обстоятельств дела и личности подлежащего депортации или реадмиссии иностранного гражданина (лица без гражданства) вправе установить иной срок его пребывания в этом учреждении. Как показывает сложившаяся правоприменительная практика, помещая иностранного гражданина (лицо без гражданства) в специальное учреждение в целях обеспечения его депортации или реадмиссии, суды, как правило, устанавливают первоначальный срок в диапазоне от одного до трех месяцев и допускают его продление до шести месяцев, отсчитываемых со дня принятия решения о помещении лица в специальное учреждение (письмо заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации от 31 марта 2017 года N 4-ВС-2385/17).

В силу требований части 1 статьи 62 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации административный истец по делам о защите избирательных прав обязан доказывать обстоятельства, на которые он ссылается как на основания своих требований, поскольку иной порядок распределения обязанностей доказывания по административным делам этой категории не предусмотрен названным кодексом.

Читать еще:  Обязательное участие представителя в административном судопроизводстве

В силу статьи 62 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации лица, участвующие в деле, обязаны доказывать обстоятельства, на которые они ссылаются как на основания своих требований или возражений, если иной порядок распределения обязанностей доказывания по административным делам не предусмотрен данным Кодексом (часть 1). Обязанность доказывания законности нормативных правовых актов или решений возлагается на соответствующие орган, организацию и должностное лицо, которые обязаны также подтверждать факты, на которые они ссылаются как на основания своих возражений; по таким административным делам административный истец не обязан доказывать незаконность оспариваемых ими нормативных правовых актов или решений, но обязан: 1) указывать, каким нормативным правовым актам, по его мнению, противоречат данные нормативные правовые акты или решения; 2) подтверждать сведения о том, что оспариваемым нормативным правовым актом или решением нарушены или могут быть нарушены права, свободы и законные интересы административного истца либо возникла реальная угроза их нарушения; 3) подтверждать иные факты, на которые административный истец ссылается как на основания своих требований (часть 2).

Частью 3 статьи 62 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации предусмотрено, что обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения административного дела, определяются судом в соответствии с нормами материального права, подлежащими применению к спорным публичным правоотношениям, исходя из требований и возражений лиц, участвующих в деле. При этом суд не связан основаниями и доводами заявленных требований по административным делам о защите избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации.

В силу части 3 статьи 62 приведенного выше кодекса обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения административного дела, определяются судом в соответствии с нормами материального права, подлежащими применению к спорным публичным правоотношениям, исходя из требований и возражений лиц, участвующих в деле.

Более того, гарнизонный и флотский военные суды неправомерно обязали начальника Пограничного управления разрешить вопрос о назначении Ермошина Д.Ю. на вышестоящую воинскую должность, поскольку истец соответствующих требований не заявлял. Поэтому, возложив на должностное лицо Пограничного управления эту обязанность, суды вышли за предмет и пределы иска, нарушив, тем самым требования ч. 3 ст. 62, ч. 1 ст. 178 и ч. 8 ст. 226 КАС РФ.

При этом, по смыслу части 3 статьи 62 и части 1 статьи 84 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, суд, принимая решение об удовлетворении административного искового заявления, не связан соображениями представителя территориального органа федерального органа исполнительной власти в сфере миграции относительно целесообразности предлагаемого срока содержания соответствующего лица в специальном учреждении, — обладая самостоятельным усмотрением, суд с учетом индивидуальных обстоятельств дела и личности подлежащего депортации или реадмиссии иностранного гражданина (лица без гражданства) вправе установить иной срок его пребывания в этом учреждении. Как показывает сложившаяся правоприменительная практика, помещая иностранного гражданина (лицо без гражданства) в специальное учреждение в целях обеспечения его депортации или реадмиссии, суды, как правило, устанавливают первоначальный срок в диапазоне от одного до трех месяцев и допускают его продление до шести месяцев, отсчитываемых со дня принятия решения о помещении лица в специальное учреждение (письмо заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации от 31 марта 2017 года N 4-ВС-2385/17).

статьи 2, 8, 9, пункт 3 статьи 14 Кодекса судейской этики

Поскольку суд не связан основаниями и доводами требований об оспаривании постановления судебного пристава-исполнителя, он вправе установить обстоятельства, свидетельствующие о необходимости уменьшить размер исполнительского сбора, освободить должника от его взыскания на основании исследованных в судебном заседании доказательств, даже если стороны на данные обстоятельства не ссылались (части 6, 7, 9 статьи 112 Закона об исполнительном производстве, часть 3 статьи 62 КАС РФ, часть 4 статьи 200 АПК РФ).

При этом в случае возникновения у суда сомнений в обоснованности доводов заявителя (административного истца) эти обстоятельства выносятся на обсуждение, даже если заинтересованное лицо (административный ответчик) на них не ссылалось (статья 56 ГПК РФ, статья 62 КАС РФ).

Кроме того, согласно части 3 статьи 62 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации суд при рассмотрении дел по жалобам на нарушение избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации не связан основаниями и доводами заявленных требований и вправе в соответствии с нормами материального права, подлежащими применению к спорным правоотношениям, определять обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дел.

Адвокат как субъект обязанности доказывания в административном, гражданском, арбитражном судопроизводстве

Издатель

В рассматриваемом нами случае законодатель исходит из того, и мы с ним согласны, что опубликованные порочащие сведения считаются не соответствующими действительности, пока не доказано обратное [39] . Презумпции освобождают от доказывания определенных фактов только одну из сторон и лишь перераспределяют бремя доказывания фактов, но не выводят их из предмета доказывания. Истец только может, но не обязан, опровергать порочащие его сведения.

Так, истец Д. обратился в Пресненский районный суд г. Москвы с иском к редакции газеты «Русская мысль» и автору статьи С. о защите чести, достоинства и деловой репутации, взыскании компенсации морального вреда в сумме 300 тыс. руб. в связи с опубликованием статьи «Дворкин против Кириенко», в которой содержались сведения, порочащие его честь, достоинство и деловую репутацию: «Скандал вокруг предполагаемого членства исполняющего обязанности Председателя Правительства России С. Кириенко в секте сайентологов спровоцирован А. Дворкиным», «Дворкин отрабатывает долг за поддержку собственной антикультистской деятельности». Поскольку ответчики не смогли доказать соответствие сведений действительности и отсутствие порочности этих сведений, суд удовлетворил требования Д., обязав редакцию опровергнуть указанные сведения и уплатить моральный вред в сумме одну тыс. руб., а автору статьи 100 рублей [40] .

Например, по делам о восстановлении на работе по инициативе администрации, бремя доказывания наличия законного основания для увольнения и соблюдения установленного порядка увольнения лежит на ответчике и т. д.

О юридических предположениях в российском праве адвокату, участвующему в доказывании в судебном процессе, всегда необходимо помнить. Они имеют двоякое значение:

1) как способ установления обстоятельств гражданских прав;

2) как способ уточнения распределения обязанностей по доказыванию. В первом случае, суд исходит из высокой степени вероятности соответствия презюмируемого факта действительности. Согласно ст. 152 ГК РФ, например, наличие порочащих и не соответствующих действительности сведений в адрес гражданина или организации только предполагается, если не доказано иное. Во-вторых, обязанность доказывания, в виде исключения, законодателем возложена на ответчика, что на наш взгляд, является правильным.

Если речь идет о средствах массовой информации, то законодатель в ст. 43 Закона «О средствах массовой информации» прямо обязывает редакцию, автора доказать, что распространенные ими сведения соответствуют действительности, либо не могут порочить честь, достоинство и деловую репутацию истца. В подобном распределении бремени доказывания дел о защите чести, достоинства и деловой репутации и заключается их особенность.

Имеются и противники данной точки зрения [41] , считающие, что ст. 7 ГК устанавливает не презумпцию, а лишь целесообразное правило распределения обязанности доказывания, в основу которого положены процессуальные соображения максимальной активизации деятельности сторон по доказыванию, предполагая, что каждый должен воздержаться от правонарушений, а в случаях спора позаботиться о доказательствах.

С указанным ошибочным мнением нельзя согласиться, поскольку оно высказывалось в советский период развития государства, когда к средствам массовой информации предъявлялись повышенные, цензурируемые требования правдивого освещения событий, глубокой фактической проверке материалов, объективной оценки действий граждан и организаций.

В настоящее время, в период «гласности и плюрализма мнений», а по сути медийной вседозволенности, такого подхода, к сожалению, нет и поэтому законодатель был прав, устанавливая в ст. 152 ГК РФ правило, в котором априори презюмируется добропорядочность гражданина и положительная репутация организации.

Кроме того, распределение обязанности по доказыванию помогает суду с высокой степенью вероятности устанавливать соответствие презюмируемых фактов действительности. Отступление без достаточных оснований от закрепленных в законе презумпций, как правило, ведет к судебным ошибкам и грубому нарушению прав лиц, участвующих в деле [42] .

Несмотря на то, что истец согласно закона вообще освобожден от обязанности доказывания отрицательного факта, это, однако, не исключает для него (и разумеется, адвоката-представителя) представлять суду доказательства того, что порочащие сведения не соответствуют действительности. Но в любом случае, суд не вправе возлагать на истца обязанность представления доказательств по факту, с подтверждением которого закон связывает ответственность другой стороны. В данном случае налицо тот факт, когда порядок распределения обязанности доказывания, указанный в материальном законе не совпадает с общим процессуальным правилом.

Правильное использование закрепленной в ст. 152 ГК презумпции позволяет суду не только установить обстоятельства на основе достаточно высокой степени вероятности, не только обойтись без доказывания фактов, положительное установление которых явилось бы затруднительным, а то и невозможным, но и защитить права и законные интересы лиц, участвующих в деле, в результате вынесения законного и обоснованного решения.

Подобный подход закреплен и в Кодексе административного судопроизводства РФ. Так, помимо общего правила, предусмотренного в ст. 62 КАС об обязанности доказывания лицами, участвующими в деле, обстоятельств, на которые они ссылаются как на основания своих требований или возражений, закреплен иной порядок распределения обязанностей доказывания по административным делам.

Читать еще:  О нюансах оплаты штрафа гибдд за другого человека

Так, обязанность доказывания законности оспариваемых нормативных правовых актов, актов, содержащих разъяснения законодательства и обладающих нормативными свойствами, решений, действий (бездействия) органов, организаций и должностных лиц, наделенных государственными или иными публичными полномочиями, возлагается на соответствующие орган, организацию и должностное лицо. Указанные органы, организации и должностные лица обязаны также подтверждать факты, на которые они ссылаются, как на основания своих возражений.

По таким административным делам административный истец, прокурор, органы, организации и граждане, обратившиеся в суд в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц или неопределенного круга лиц, не обязаны доказывать незаконность оспариваемых ими нормативных правовых актов, решений, действий (бездействия), но обязаны:

1) указывать, каким нормативным правовым актам, по их мнению, противоречат данные акты, решения, действия (бездействие);

2) подтверждать сведения о том, что оспариваемым нормативным правовым актом, решением, действием (бездействием) нарушены или могут быть нарушены права, свободы и законные интересы административного истца или неопределенного круга лиц либо возникла реальная угроза их нарушения;

3) подтверждать иные факты, на которые административный истец, прокурор, органы, организации и граждане ссылаются как на основания своих требований.

При этом адвокат должен помнить также правило о том, что кроме презюмируемых фактов, которые не требуется доказывать, существуют факты общеизвестные и преюдициальные, факты, признанные другой стороной, на которых также распространяется режим отсутствия необходимости доказывания в процессе. Поэтому адвокат должен отбирать доказательства не по их количеству, а по их качеству.

Подобные споры о том, является ли адвокат субъектом обязанности доказывания, ведутся в юридической литературе и по проблемам уголовной защиты [43] .

В гражданском, арбитражном и административном процессе обязанность доказывания, лежащая на адвокате-представителе, представляется тем более закономерной. Во исполнение этой юридической обязанности представитель вправе совершать различные действия, входящие в содержание доказывания. Именно такой подход к проблемам доказывания, осуществляемым адвокатом в гражданском, арбитражном и административном судопроизводстве, дает ключ к анализу полномочий адвоката в процессе реализации участия в доказывании.

Так, раскрывая содержание полномочий адвоката, представляется уместным еще раз вернуться к вопросам о правовой природе представительства и процессуальном статусе представителей в гражданском, арбитражном судопроизводстве. В юридической литературе исследованию соотношения сущности представительства и вопросов доказывания уделяется недостаточно внимания. Вместе с тем такое соотнесение крайне необходимо. Это необходимо для того, чтобы понять, каковы основания возникновения полномочий адвоката по доказыванию и их пределы, а также установить обстоятельства, влекущие прекращение доказывания. В результате появится возможность перейти к изучению конкретных особенностей осуществляемого адвокатом доказывания по гражданскому делу.

Таким образом, мы исходим из предпосылки, что полномочия адвоката по доказыванию находятся в тесной связи и с гражданско-правовой природой представительства, и с процессуальным статусом адвоката в гражданском, арбитражном и административном судопроизводстве и более того, в значительной степени определяются двумя этими факторами. Рассмотрим данные связи более подробно.

В стадии возбуждения гражданского дела адвокат-представитель содействует представляемому в реализации права на обращение за судебной защитой. Как правильно отмечает Г. А. Жилин: «Для достижения этой процессуальной цели он совершает все необходимые процессуальные действия, если право на их совершение ему предоставлено законом или договором, выраженным в доверенности. [44] » Следовательно, возможность адвоката-представителя совершать подобные действия вытекает из содержания его конкретной гражданской, арбитражной и административной процессуальной правоспособности.

В любом случае для адвоката основанием для участия в доказывании является наличие соглашения с клиентом. Заинтересованность адвоката в исходе дела, как было уже отмечено ранее, носит лишь процессуальный характер и он осуществляет это доказывание для оказания юридической помощи своему доверителю. В связи с этим возникает вопрос что считать моментом начала доказывания?

По нашему мнению, моментом начала доказывания следует считать заключение соглашения между адвокатом и клиентом. При этом необходимо отметить, что ордер, выдаваемый адвокату, не может заменить доверенности, выданной доверителем. Это относится также и к стадии исполнения решений судов общей юрисдикции и арбитражных судов, в которой многое зависит от судебного представителя, которого также должна интересовать конечная цель судебного разбирательства, а не только формальное признание прав его доверителя судом.

Мы согласны с Г. А. Воскресенским о том, что до юридического оформления поручения все действия должны рассматриваться как часть консультативной работы [45] .

Вместе с тем, часто бывает, что определенные действия по доказыванию адвокат предпринимает и до официального заключения соглашения. К ним относятся, например, сбор необходимых материалов, беседа с будущим доверителем, составление запросов в различные организации и т. д.

Указанное несоответствие, по нашему мнению, вызывает возражения. На наш взгляд, перед тем, как решать вопрос о возможности заключения соглашения с клиентом, адвокат, прежде всего, должен проверять наличие у обратившегося к нему гражданина или организации бесспорных оснований для обращения в суд с иском или заявлением в порядке особого производства. Только убедившись, что имеются все основания для обращения в суд, адвокат, по нашему мнению, вправе приступать к заключению соглашения. В противном случае заключение соглашения налагает на адвоката обязанность участвовать в дальнейших стадиях гражданского дела и не освобождает адвоката от необходимости следовать требованиям закона и профессиональной этики при осуществлении данного поручения. Осторожность при решении вопроса о заключении договора поручения бесспорно уменьшит риск необходимости выходить из уже начатого процесса, что часто бывает неприятно осуществлять для адвоката и с юридической, и с моральной точек зрения.

У адвоката, принявшего на себя ведение дела в суде, много задач и обязанностей. Он должен обстоятельно побеседовать с клиентом, чтобы выяснить его намерения, требования и возможность их достижения. Это необходимо делать именно обстоятельно, настойчиво выясняя все мелочи для того, чтобы в дальнейшем они не выросли в «большие провалы», поскольку подавляющая часть клиентов рисует обстоятельства дела в «розовых» для себя «красках», при этом умалчивая неблагоприятные факты, не придавая им правового значения.

Распределение обязанностей по доказыванию

Статья 62 КАС РФ устанавливает порядок распределения обязанностей доказывания по административным делам, а также определения обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения административного дела.

Выделяется общий и специальный порядок доказывания по административным делам.

Общий порядок доказывания по административным делам заключается в том, что лица, участвующие в деле, обязаны доказывать обстоятельства, на которые они ссылаются как на основания своих требований или возражений.

Например, ч. 2 ст. 278 КАС РФ регламентирует, что обязанность доказывания обстоятельств по административному делу о госпитализации гражданина в недобровольном порядке или о продлении срока госпитализации гражданина в недобровольном порядке лежит на лице, обратившемся в суд с таким заявлением.

Другим примером служит ст. 289 КАС РФ, согласно которой обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для взыскания обязательных платежей и санкций, возлагается на административного истца (контрольные органы).

Может быть предусмотрен специальный порядок распределения обязанностей доказывания по административным делам.

Например, ч. 1 ст. 235 КАС РФ определяет порядок распределения обязанностей по доказыванию по административным делам, рассматриваемым Дисциплинарной коллегией Верховного Суда РФ, согласно которому в случае, если административным истцом является гражданин, обязанности по доказыванию обстоятельств, послуживших основанием для принятия решения, с которым не согласен административный истец, а также законности данного решения возлагаются на квалификационную коллегию судей, его принявшую.

Часть 2 ст. 62 КАС РФ устанавливает, что обязанность доказывания законности оспариваемых нормативных правовых актов, актов, содержащих разъяснения законодательства и обладающих нормативными свойствами, решений, действий (бездействия) органов, организаций и должностных лиц, наделенных государственными или иными публичными полномочиями, возлагается на соответствующие орган, организацию и должностное лицо.

Административный истец, прокурор, лица, обратившиеся в защиту прав и интересов других лиц или неопределенного круга лиц, обязаны:

— указывать, каким нормативным правовым актам, по их мнению, противоречат данные акты, решения, действия (бездействие);

— подтверждать сведения о том, что оспариваемым нормативным правовым актом, решением, действием (бездействием) нарушены или могут быть нарушены права, свободы и законные интересы административного истца или неопределенного круга лиц, либо возникла реальная угроза их нарушения;

— подтверждать иные факты, на которые административный истец, прокурор, органы, организации и граждане ссылаются как на основания своих требований.

Суд самостоятельно определяет обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения административного дела, в соответствии с нормами материального права, подлежащими применению к спорным публичным правоотношениям, исходя из требований и возражений лиц, участвующих в деле. При этом суд не связан основаниями и доводами заявленных требований по административным делам об оспаривании нормативных правовых актов, решений, действий (бездействия) органов, организаций и должностных лиц, а также по административным делам о защите избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ.

Оценка доказательств

Правильная оценка судом как отдельно взятого доказательства, так и всей совокупности доказательств, собранных по административному делу, имеет первостепенное значение для вынесения законного и обоснованного решения.

Доказательства по административному делу оцениваются судом по своему внутреннему убеждению, основанному на их всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании. Никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы.

Читать еще:  Может ли третье лицо оплатить административный штраф

Оценка доказательств начинается с момента их представления, предварительную оценку суд производит зачастую до того, как доказательство окажется в распоряжении суда.

Так, для положительного решения вопроса об удовлетворении ходатайства лица, участвующего в деле, об истребовании доказательства суд должен установить, какие обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения и разрешения административного дела, могут быть подтверждены или опровергнуты этим доказательством, т.е. оценить доказательство на предмет его относимости к рассматриваемому делу.

Окончательная оценка доказательств производится судом в совещательной комнате с соблюдением тайны совещательной комнаты, и результаты этой оценки фиксируются в судебном решении. В мотивировочной части решения суда приводятся мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими.

Критериями оценки доказательств являются:

1) относимость доказательств;

2) допустимость доказательств;

3) достоверность доказательств;

4) достаточность доказательств;

5) взаимная связь всех доказательств в их совокупности.

Первые три критерия применяются к каждому доказательству в отдельности, а затем собранная и исследованная совокупность доказательств оценивается по четвертому и пятому критериям.

Относимыми считаются доказательства, которые имеют значение для правильного рассмотрения и разрешения административного дела по существу. Поэтому должна прослеживаться связь между содержанием предъявляемого доказательства и фактами, в противном случае оно не может приниматься во внимание.

Относимость — это одно из условий отнесения сведений о фактах к доказательствам по административному делу.

Например, соблюдению условия относимости в качестве доказательства свидетельских показаний способствует закрепленное в ч. 5 ст. 69 КАС РФ требование, предъявляемое к лицу, участвующему в деле, указать в ходатайстве о вызове свидетеля, какие обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения и разрешения административного дела, может подтвердить свидетель.

Относимость доказательств есть правило поведения суда, в силу которого суд принимает только те доказательства, которые имеют значение для рассмотрения и разрешения дела. Объем относимых доказательств определяется исключительно по внутреннему убеждению суда.

Допустимость в отличие от относимости характеризует не существо доказательств, а форму доказательств.

Правило допустимости доказательств связано с их процессуальной формой, т.е. характером процессуальных средств доказывания независимо от того, какая информация содержится в них.

Обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами (ст. 61 КАС РФ).

Допустимость есть определенное, заранее установленное законом ограничение в использовании средств доказывания в процессе разрешения конкретных административных дел.

Допустимость доказательств означает, что доказательства должны быть получены исключительно из установленных законом источников в строгом соответствии с процедурой их получения.

Например, если судья не выполнит требование ст. 148 КАС РФ об удалении явившихся свидетелей в самом начале судебного разбирательства из зала судебного заседания, то показания этих свидетелей нельзя будет положить в основу судебного решения.

Если обстоятельства дела в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, то такие обстоятельства не могут подтверждаться никакими другими доказательствами. В частности, согласно ч. 4 ст. 275 КАС РФ к административному исковому заявлению о госпитализации гражданина в недобровольном порядке или о продлении срока госпитализации гражданина в недобровольном порядке должны прилагаться:

1) мотивированное и надлежащим образом оформленное заключение комиссии врачей-психиатров о необходимости пребывания гражданина в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, с указанием диагноза, тяжести психического расстройства и критериев его определения, описанием общего состояния гражданина и его поведения и иные материалы, с учетом которых принято решение о помещении гражданина в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, в недобровольном порядке;

2) документы, на основании которых составлено заключение комиссии врачей-психиатров о помещении гражданина в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, в недобровольном порядке, а также документы, свидетельствующие об отказе гражданина от госпитализации в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, в добровольном порядке;

3) мотивированное и надлежащим образом оформленное заключение комиссии врачей-психиатров о том, позволяет ли гражданину его психическое состояние лично участвовать в судебном заседании, в том числе в помещении суда;

4) уведомления о вручении или иные документы, подтверждающие вручение другим лицам, участвующим в деле, направленных в установленном порядке копий административного искового заявления и приложенных к нему документов, которые у них отсутствуют.

Признание доказательств недопустимыми осуществляется судом по письменному ходатайству лица, участвующего в деле, или по собственной инициативе суда. В случае если признание доказательств недопустимыми осуществляется по ходатайству лица, участвующего в деле, об исключении доказательств из административного дела ввиду их недопустимости, бремя доказывания обстоятельств, на которых основано такое ходатайство, возлагается на лицо, его заявившее.

Доказательство является достоверным тогда, когда содержащиеся в нем сведения соответствуют действительности. При оценке доказательств сомнения в достоверности могут возникнуть в силу ряда обстоятельств. Прежде всего это связано с источниками доказательственной информации. При оценке доказательств немаловажное значение имеет изучение источника доказательства с точки зрения его способности к адекватному восприятию, сохранению и воспроизведению информации.

Возможное искажение доказательственной информации может быть связано, например, с индивидуальными психофизиологическими особенностями лица, привлекаемого в процесс в качестве свидетеля, или с физическими, химическими и иными свойствами предметов как источников вещественных доказательств.

Сомнения в достоверности информации, содержащейся в письменных документах, возникают при наличии дефектов в их оформлении, а именно: отсутствие необходимых реквизитов; нарушение порядка составления, выдачи соответствующих документов.

Достоверность доказательства подвергается сомнению не только в связи с дефектами источника доказательственной информации, но и когда в деле имеются два или более доказательства с противоположным содержанием. В этом случае достоверность (недостоверность) доказательств устанавливается путем их сопоставления с другими имеющимися в деле или дополнительно представленными доказательствами.

Достаточность доказательств — это качественно-количественная категория. Цель определения достаточности доказательств заключается в том, чтобы в соответствии с качественными свойствами (относимость, допустимость, достоверность) произвести отбор доказательств в количестве, позволяющем сделать обоснованный вывод о наличии или отсутствии искомых фактов. Вывод о достаточности — это итог исследования и окончательной оценки доказательств.

Достаточность доказательств не может быть обеспечена простым суммированием относимых по содержанию, допустимых по форме и достоверных доказательств. Перед судом стоит задача отобрать не любые относимые, допустимые и достоверные доказательства, а в первую очередь те из них, которые обладают наибольшей ценностью.

У доказательств, имеющихся в деле, объем информационного содержания может быть не одинаковым, в связи с чем можно получить различные знания по полноте и степени конкретизации при их исследовании и оценке. Для того чтобы установить искомые обстоятельства дела, следует использовать те доказательства, которые обладают наибольшим объемом информационного содержания, т.е. доказательства, с помощью которых можно получить наиболее исчерпывающие знания о фактах, имеющих значение для дела.

Взаимная связь всех доказательств в их совокупности означает, что имеющиеся в деле доказательства не должны противоречить друг другу.

Судебные поручения

При необходимости получения доказательств, находящихся в другом городе или районе, суд, рассматривающий административное дело, поручает соответствующему суду осуществить определенные процессуальные действия.

Право на судебное поручение является исключительным способом собирания относящихся к административному делу доказательств и может применяться лишь в тех случаях, когда эти доказательства по каким-либо причинам не могут быть представлены в суд, рассматривающий административное дело.

Судебное поручение оформляется определением. В соответствии со ст. 66 КАС РФ в определении о судебном поручении кратко излагается содержание рассматриваемого административного дела, указываются сведения о сторонах, месте их проживания или месте их нахождения, обстоятельства, подлежащие выяснению, доказательства, которые необходимо собрать суду, выполняющему судебное поручение. Определение о судебном поручении обязательно для суда, которому оно адресовано.

Суд, рассматривающий административное дело, не позднее следующего рабочего дня после дня вынесения определения о судебном поручении направляет его копию в суд, которому это судебное поручение дано.

Суд, которому дано судебное поручение, обязан выполнить его в течение одного месяца со дня получения копии соответствующего определения. Судебное поручение выполняется судом в судебном заседании по общим правилам судопроизводства. Лица, участвующие в деле, извещаются о времени и месте судебного заседания. Неявка в судебное заседание указанных лиц, надлежащим образом извещенных о времени и месте судебного заседания, не является препятствием к проведению судебного заседания в случае, если это не противоречит существу судебного поручения.

По результатам выполнения судебного поручения выносится определение, которое с протоколами и со всеми собранными при выполнении судебного поручения доказательствами немедленно пересылается в суд, направивший судебное поручение. Если судебное поручение невозможно выполнить по причинам, не зависящим от суда, которому дано поручение, суд указывает на это в своем определении.

Если лица, участвующие в деле, свидетели или эксперты, давшие объяснения, показания или заключения суду, выполняющему судебное поручение, явятся в судебное заседание суда, рассматривающего административное дело, они дают объяснения, показания и заключения в общем порядке.

Средства доказывания

Статья 59 КАС РФ называет следующие средства доказывания:

— объяснения лиц, участвующих в деле;

— показания свидетелей, полученные в том числе путем использования систем видеоконференц-связи;

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector