0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Недействительность поручительства при банкротстве поручителя

Определение СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 15 июня 2018 г. N 304-ЭС17-21427 Суд отменил вынесенные ранее по делу судебные решения и признал недействительными договор поручительства, поскольку на момент заключения договора поручительства должник-поручитель являлся в группе компаний единственным лицом, имеющим признаки неплатежеспособности

Резолютивная часть объявлена 7 июня 2018 г.

Полный текст изготовлен 15 июня 2018 г.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего судьи Капкаева Д.В.,

судей Корнелюк Е.С. и Ксенофонтовой Н.А., —

рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Вертолетный сервис» (далее — общество «Вертолетный сервис») на определение Арбитражного суда Томской области от 20.06.2017 (судья Казарин И.М.), постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 31.08.2017 (судьи Кудряшева Е.В., Фролова Н.Н. и Ярцев Д.Г.) и постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 19.10.2017 (судьи Кадникова О.В., Лошкомоева В.А. и Мельник С.А.) по делу N А67-4289/2013.

В судебном заседании приняли участие представители:

общества «Вертолетный сервис» — Гончарова Т.Л., Шахмаев А.В. и Шматова Е.Р.;

конкурсного управляющего обществом с ограниченной ответственностью «Промрегионбанк» в лице Государственной корпорации «Агентство по страхованию вкладов» — Семенихин С.В.;

общества с ограниченной ответственностью «Инвестиционная компания «Союз» (далее — общество «Союз») — Шульга А.Н.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Капкаева Д.В., объяснения представителей участвующих в обособленном споре лиц, судебная коллегия установила:

в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) общества с ограниченной ответственностью «Авиакомпания «Томск Авиа» (далее — должник) его конкурсный управляющий обратился в Арбитражный суд Томской области с заявлением о признании недействительными договоров поручительства, заключенных между обществом с ограниченной ответственностью «Промрегионбанк» (далее — банк), должником и обществом с ограниченной ответственностью «ПромАвиаСервис» (далее — общество «ПромАвиаСервис»), а также договоров поручительства, заключенных между банком, должником и обществом с ограниченной ответственностью «Агентство воздушных сообщений «Томск Авиа» (далее — агентство), и применении последствий недействительности сделок.

Определением суда первой инстанции от 20.06.2017, оставленным без изменения постановлениями судов апелляционной инстанции от 31.08.2017 и округа от 19.10.2017, в удовлетворении заявления отказано.

В кассационной жалобе на указанные судебные акты, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, общество «Вертолетный сервис», ссылаясь на существенные нарушения судами норм права, просит их отменить.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Капкаева Д.В. от 27.04.2018 кассационная жалоба общества «Вертолетный сервис» с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

В отзыве на кассационную жалобу общество «Союз» просит оставить судебные акты без изменения, считая их законными.

В судебном заседании представители общества «Вертолетный сервис» поддержали доводы, изложенные в кассационной жалобе, представители банка и общества «Союз» возражали против ее удовлетворения по мотивам, изложенным в отзыве.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, выслушав присутствующих в судебном заседании представителей участвующих в обособленном споре лиц, судебная коллегия считает, что обжалуемые судебные акты подлежат отмене по следующим основаниям.

Как следует из материалов обособленного спора и установлено судами, после возбуждения дела о банкротстве должника между банком, должником (поручителем) и обществом «ПромАвиаСервис» (заемщиком) заключен договор поручительства от 28.04.2014 N 33п/1-13 (далее — договор N 33), по условиям которого поручитель обязался отвечать солидарно с заемщиком перед банком за исполнение заемщиком обязательств по кредитному договору от 20.09.2013 N IV/33КЛ-13 (кредитная линия на 80 000 000 рублей). Аналогичный договор поручительства от 18.06.2014 N 24п/1-14 (далее — договор N 24) между теми же сторонами заключен в обеспечение обязательств общества «ПромАвиаСервис» по кредитному договору от 18.06.2014 N V/24Ю-14 (кредитная линия на 10 000 000 рублей).

Также между банком, должником (поручителем) и агентством (заемщиком) заключены договоры поручительства от 16.07.2014 N 20ОВП/3-14 и от 04.12.2014 N 48п/2-14 (далее — договоры NN 20, 48), по условиям которых поручитель обязался отвечать солидарно с агентством перед банком за исполнение заемщиком обязательств по кредитным договорам от 16.07.2014 N 20ОВ-14 (кредитная линия на 15 000 000 рублей) и от 04.12.2014 N IV/48ю-14 (кредитная линия на 17 686 000 рублей).

Указывая на заключение названных сделок с предпочтением и в целях причинения вреда имущественным интересам кредиторов должника, его конкурсный управляющий обратился с настоящим заявлением в арбитражный суд.

Отказывая в признании договоров поручительства недействительными сделками, суды первой и апелляционной инстанций, ссылаясь на статьи 61.2, 61.3 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) и разъяснения, содержащиеся в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 N 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — постановление N 63), исходили из того, что должник, общество «ПромАвиаСервис» и агентство являются заинтересованными лицами, входящими в одну группу лиц, в связи с чем указали, что принятие должником на себя поручительств перед банком за общество «ПромАвиаСервис» и агентство являлось оправданным и экономически обоснованным.

При таких обстоятельствах суды пришли к выводу об отсутствии цели причинения вреда кредиторам должника оспариваемыми сделками.

С данным выводом согласился суд округа.

Между тем судами не учтено следующее.

При рассмотрении настоящего обособленного спора конкурсный управляющий и заинтересованные кредиторы, ссылались, в том числе на совершение спорных сделок с предпочтением.

Исходя из положений статьи 61.3 Закона о банкротстве и разъяснений, изложенных в пунктах 11 — 12 постановления N 63 указанные в пункте 1 данной нормы сделки, совершенные в пределах месяца до и после возбуждения дела о банкротстве (а в предусмотренных абзацами вторым и третьим пункта 1 случаях — в пределах шести месяцев до и после возбуждения дела о банкротстве), признаются недействительными без необходимости установления недобросовестности контрагента.

Производство по делу о банкротстве должника возбуждено определением суда от 22.07.2013. Все кредитные договоры и договоры поручительства заключены после принятия заявления о признании должника банкротом. При этом договор поручительства N 33, заключенный спустя семь месяцев после выдачи кредита, направлен на обеспечение исполнения обязательства третьего лица (общества «ПромАвиаСервис») перед отдельным кредитором, возникшего до совершения оспариваемой сделки, что соответствует диспозиции абзаца второго пункта 1 статьи 61.3 Закона о банкротстве. Указанное обстоятельство подтверждает оказание предпочтения банку и свидетельствует о ее недействительности. В связи с этим у судов не имелось оснований для отказа в удовлетворении заявления конкурсного управляющего в отношении данного договора.

Принимая во внимание, что договоры поручительства NN 20, 24, 48 заключены в тот же день, что и кредитные договоры, эти обеспечительные сделки признаками предпочтения не обладают. Учитывая также отсутствие оснований для их оспаривания по пункту 1 статьи 61.2 Закона (пункт 8 постановления N 63), они могли быть оспорены либо по правилам пункта 2 названной статьи, либо на основании статей 10 и 168 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Получение поручительства от компании, входящей в одну группу лиц с заемщиком, с точки зрения нормального гражданского оборота, является обычной практикой и потому указанное обстоятельство само по себе не свидетельствует о наличии признаков неразумности или недобросовестности в поведении кредитора даже в ситуации, когда поручитель испытывает финансовые сложности. Предполагается, что от кредитования одного из участников группы лиц, в конечном счете, выгоду в том или ином виде должны получить все ее члены, так как в совокупности имущественная база данной группы прирастает.

Читать еще:  Отличие банкротства физического лица от юридического

В такой ситуации на сомнительность поручительства будет указывать отклонение поведения кредитора от стандартов разумного и добросовестного осуществления гражданских прав, то есть, по сути, использовании им своего права во вред иным участникам оборота, в частности, остальным кредиторам должника (пункт 2 статья 61.2 Закона о банкротстве).

При предоставлении финансирования независимым кредитором предполагается, что главная цель поручительства, выданного входящего в группу компаний с заемщиком лицом, заключается в создании дополнительных гарантий реального погашения долговых обязательств.

О наличии иной цели может свидетельствовать то обстоятельство, что кредитор не рассчитывал и не мог рассчитывать на повышение вероятности возврата предоставленных заемщику денежных средств. Инициирование производства по делу о несостоятельности поручителя, как минимум, должно порождать у кредитора обоснованные сомнения в возможности получить удовлетворение именно по данному обеспечению. Кроме того, в такой ситуации разумно предположить, что из-за недостаточности имущества у должника обеспечение фактически выдается за счет его кредиторов, которые рискуют не получить удовлетворение своих требований в связи с безосновательным увеличением текущей задолженности.

На момент заключения договоров поручительства должник-поручитель являлся в группе компаний единственным лицом, имеющим признаки неплатежеспособности (не располагал имуществом и денежными средствами, достаточными для исполнения своих обязательств).

Будучи профессиональным участником рынка, банк не мог не знать о возбуждении в отношении должника деле о банкротстве. Более того, определением суда от 18.03.2014 (до заключения оспариваемых договоров) приняты обеспечительные меры в виде запрета, в том числе банку производить списание денежных средств с расчетных счетов должника с целью недопущения нарушения очередности удовлетворения требований кредиторов и причинения вреда их имущественным интересам. В таких условиях банк должен был оценить перспективность спорных сделок с точки зрения вероятности возврата кредита за счет имущества должника-поручителя, принимая во внимание интересы иных его кредиторов.

Кроме того, получение должником от предоставленного обеспечения какой-либо имущественной выгоды как участником упомянутой группы либо как самостоятельным обособленным в обороте лицом не доказано.

Названные обстоятельства оставлены судами без должного внимания, в частности, суды не выяснили, чем руководствовался банк при получении поручительства от неплатежеспособного должника при наличии судебного акта о принятии обеспечительных мер, имелась ли экономическая целесообразность выстраивания отношений подобным образом.

В связи с изложенным, судебная коллегия считает, что в нарушение статей 168, 170, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судебные акты приняты без исследования всех имеющих существенное значение для разрешения спора обстоятельств.

Суд округа недостатки определения суда первой инстанции и постановления суда апелляционной инстанции не устранил.

Поскольку судами допущены существенные нарушения норм права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов общества «Вертолетный сервис», судебные акты на основании пункта 1 статьи 291.11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат отмене с принятием нового судебного акта в части требования о признания недействительным договора поручительства от 28.04.2014 N 33п/1-13. В остальной части требования обособленный спор подлежит направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Руководствуясь статьями 291.11 — 291.14 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия определила:

определение Арбитражного суда Томской области от 20.06.2017, постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 31.08.2017 и постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 19.10.2017 по делу N А67-4289/2013 отменить.

Договор поручительства от 28.04.2014 N 33п/1-13 признать недействительным.

В остальной части обособленный спор направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд Томской области.

Настоящее определение вступает в законную силу со дня вынесения.

ВС РФ разъяснил, в каком случае нет оснований считать поручительство, выданное будущим банкротом, недействительным

Общество выдало поручительство за другие компании. Вскоре в отношении него было открыто производство по делу о банкротстве. Нижестоящие суды отказали банку-кредитору во включении требований к поручителю в реестр из-за того, что тот не проверил финансовое состояние своего контрагента перед заключением договора. Однако ВС РФ вернул дело на новое рассмотрение.

Реквизиты судебного акта

Государственная корпорация «Агентство по страхованию вкладов»

АО «Клинское дорожное ремонтно-строительное управление»

Суть дела

АО «Клинское дорожное ремонтно-строительное управление» (далее — управление) поручилось за надлежащее исполнение обязательств перед ООО «ЦентркомБанк» (далее — Центркомбанк) следующими заемщиками:

ООО «Производственно-техническая база — СДС» (11 договоров поручительства, заключенных в период с 16.06.2015 по 01.10.2015);

ООО «СтройАльянс» (один договор поручительства от 27.11.2015);

ООО «Гипротрансмост-Крым» (пять договоров поручительства от 31.12.2015);

ООО «Дорожно-Строительные Инновации» (четыре договора поручительства, заключенные в период с 23.11.2015 по 04.02.2016).

Указанные заемщики не исполнили обязательства по возврату кредитов и уплате процентов. Общая непогашенная задолженность, обеспеченная поручительством, составила 2,5 млрд руб.

Заемщики, управление и другие лица, предоставившие обеспечение наравне с управлением, входили в группу компаний «Волгомост».

В июне 2016 г. в отношении управления открыто производство по делу о банкротстве.

В рамках дела о банкротстве управления конкурсный управляющий Центркомбанком — государственная корпорация «Агентство по страхованию вкладов» (далее — агентство) — обратился в суд с заявлением о включении в реестр требований кредиторов управления денежного требования Центркомбанка в размере 2,5 млрд руб., основанного на договорах поручительства. Конкурсный управляющий управлением подал встречное заявление о признании недействительными договоров поручительства, заключенных управлением и Центркомбанком в обеспечение исполнения обязательств третьих лиц.

Позиция судов

Суд первой инстанции встал на сторону управления и отказал в удовлетворении требования агентства, удовлетворив встречное заявление. Решение поддержали суды апелляционной и кассационной инстанций.

Суды исходили из того, что обеспечительные сделки управления были недействительными на основании п. 2 ст. 61.2 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве), а также ст. 10 и 168 ГК РФ.

Суды установили, что спорные договоры заключены меньше чем за год до возбуждения дела о банкротстве управления. На момент их совершения у управления возникли обязательства перед ПАО «Фондсервисбанк» по кредитному договору от 15.04.2014 на общую сумму свыше 800 млн руб. (срок возврата кредита — до 15.05.2015) и другими лицами (в значительно меньшем размере). Также суды установили, что по данным бухгалтерского баланса управления его активы превышали совокупный размер обязательств (без учета спорного обеспечения). Так, общий размер активов управления на конец каждого года составлял около 1,5 млрд руб., а размер чистых активов — около 10 млн руб.

Исходя из этого, суды сделали вывод, что в период заключения оспариваемых сделок управление отвечало признаку неплатежеспособности, так как его активов было недостаточно для расчетов по всей совокупности обязательств (по уже возникшим и по вновь принятым (обеспечительным)). Суды сочли, что при наличии у управления неисполненных обязательств перед третьими лицами, учитывая общий объем предоставленного им поручительства и величину его активов, стороны обеспечительных сделок действовали недобросовестно. Центркомбанк, не проверив финансовое состояние поручителя, проявил грубую неосмотрительность.

Суды отметили, что предоставление поручительства по обязательствам третьих лиц не повлекло за собой получение управлением какой-либо имущественной выгоды, а, напротив, являлось экономически невыгодным для управления.

Позиция ВС РФ

ВС РФ отправил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции. При этом он исходил из следующего.

Читать еще:  Мнимое банкротство физлица дружественные кредиторы

Согласно п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве недействительной является подозрительная сделка, совершенная должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов. Для признания сделки недействительной по приведенному основанию необходимо, чтобы оспаривающее ее лицо доказало совокупность следующих обстоятельств:

сделка совершена с целью причинить вред имущественным правам кредиторов;

в результате совершения сделки такой вред был причинен;

другая сторона сделки знала или должна была знать об указанной цели в момент совершения сделки.

Согласно сложившейся судебной практике наличие корпоративных либо иных связей между поручителем (залогодателем) и заемщиком объясняет мотивы совершения сделок, обеспечивающих исполнение кредитных обязательств. Внутренние отношения указанных солидарных должников, лежащие в основе предоставления ими обеспечения друг за друга, могут быть как юридически формализованными, так и фактическими. При кредитовании одного из названных лиц банк оценивает кредитные риски посредством анализа совокупного экономического состояния заемщика и всех лиц, предоставивших обеспечение. Поэтому само по себе получение кредитной организацией такого обеспечения не свидетельствует о наличии признаков неразумности или недобросовестности.

Наличие у юридического лица статуса кредитной организации не может рассматриваться как единственное и достаточное обоснование того, что оно знало или должно было знать о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника (п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве). Оспаривающее сделку лицо должно представить конкретные доказательства недобросовестности кредитной организации.

Заемщики, управление и другие лица, предоставившие обеспечение наравне с управлением, так или иначе входили в группу компаний «Волгомост», активы которой в соответствии с бухгалтерской отчетностью по состоянию на 01.01.2015 составляли около 62 млрд руб., что свидетельствовало о наличии разумных экономических причин выбора ими сложившейся модели кредитования.

Агентство обращало внимание на то, что у него не могли возникнуть обоснованные сомнения по поводу неблагополучного финансового состояния управления, поскольку деятельность управления согласно его отчетности являлась прибыльной. В ходе рассмотрения обособленного спора суды установили, что показатели балансов управления свидетельствовали о положительной величине чистых активов (о превышении активов управления над обязательствами). Центркомбанк указывал на то, что операции по расчетному счету управления осуществлялись в обычном режиме, отсутствовала картотека неисполненных платежных документов, предъявленных к этому счету.

По мнению ВС РФ, судами не учтено, что сделки поручительства и залога обычно не предусматривают встречного исполнения со стороны кредитора в пользу предоставившего обеспечение лица. Поэтому не имелось оснований ожидать, что Центркомбанк должен был заботиться о выгодности спорных сделок для поручителя.

Прекращение поручительства при банкротстве основного заемщика

Под поручительством понимается данная кредитору обязанность взять ответственность за заемщика в случае неисполнения этим заемщиком обязательств перед кредитором, обеспечив тем самым эти обязательства. Такое обязательство заключается в форме договора поручительства. Сторонами договора поручительства выступают поручитель должника и кредитор должника. При этом обязательство, данное заемщиком кредитору, называют основным обязательством. Исполнение должником основного обязательства поручитель может гарантировать как полностью, так и в рамках определенной суммы.

Если в договоре поручительства или в законодательстве нет особых оговорок, то поручитель и должник несут солидарную ответственность перед кредитором. Это означает, что в случае неисполнения основным заемщиком условий кредитора, последний может потребовать погашение обязательства заемщика целиком и частично на выбор от любого – или от должника, или от поручителя, или от обоих сразу. Даже если должник имеет возможность частично погасить свое обязательство, кредитор вправе полностью удовлетворить свои требования за счет поручителя. Наряду с погашением основной задолженности поручитель также должен будет компенсировать кредитору неисполнение заемщиком основного обязательства (выплатить проценты или возместить убытки кредитора иным образом).
В силу специфики данного вида обязательства чаще всего договоры поручительства требуется заключать при работе с банками, то есть с профессиональными кредитными организациями. Поэтому основной заемщик и его поручитель в условиях процедуры банкротства должника имеют дело с грамотными и «подкованными» действиями кредитора по удовлетворению своих требований о погашении задолженности.
Поскольку закон о банкротстве предусматривает различные процедуры банкротства для юридических и для физических лиц, прекращение поручительства при банкротстве основного заемщика стоит рассматривать отдельно в зависимости от того, кем является заемщик.

Поручительство при банкротстве основного заемщика, являющегося юридическим лицом

По сути объявление юридического лица банкротом означает, что оставшиеся обязательства перед кредиторами выполнить невозможно, они снимаются с организации, признанной банкротом и исчезают одновременно с ней самой после ее ликвидации.
В обычных обстоятельствах по общему правилу вместе с прекращением основного обязательства прекращается и поручительство. Однако договор поручительства заключается именно для того, чтобы обезопасить кредитора в случае неплатежеспособности заемщика, поэтому возникают сомнения: если юридическое лицо, признанное банкротом, исчезает, означает ли это, что поручитель может не исполнять обязательства перед кредитором по погашению основного обязательства должника?
Ответ на этот вопрос содержится в абзаце первом части 1 статьи 367 Гражданского кодекса Российской Федерации:
«Прекращение обеспеченного обязательства в связи с ликвидацией должника после того, как кредитор предъявил в суд или в ином установленном законом порядке требование к поручителю, не прекращает поручительство».
Речь об исчезновении у поручителя обязательств перед кредитором основного заемщика, признанного банкротом, не идет. Получается, что задолженность списывается с обанкротившегося основного заемщика, но не пропадает для его поручителя. Эта ситуация становится тяжелым ударом в частности для учредителей хозяйственных обществ, которые зачастую выступают поручителями по задолженностям своих организаций.
Суды, анализируя правоприменение данной нормы Гражданского кодекса РФ, также подчеркивают, что при ликвидации основного заемщика в результате банкротства не должно допускаться создание для поручителя необоснованных преимуществ в виде прекращения поручительства. Законодательство направлено на защиту поручителя только от неблагоприятных изменений основного обязательства. Под неблагоприятным изменением основного обязательства понимается его увеличение, например, за счет суммы процентов, ухудшающее положение поручителя. В то время как при банкротстве основного заемщика основное обязательство не изменяется.
Из приведенной выше цитаты видно, что Гражданский кодекс РФ допускает только один случай прекращения поручительства после ликвидации обанкротившейся компании, который зависит от времени предъявления кредитором требования к поручителю по исполнению основного обязательства – до или после ликвидации обанкротившегося должника. Моментом ликвидации организации является внесение соответствующей записи в единый государственный реестр юридических лиц (ЕГРЮЛ). При банкротстве юридического лица поручительство по его обязательствам прекращается только в том случае, если кредитор замешкался и не обратился в суд с заявлением об установлении требований к поручителю до завершения процедуры банкротства основного должника, итогом которой является ликвидация организации.
Наступление такого случая крайне маловероятно, поскольку обычно кредитор, гарантировавший исполнение обязательства должником с помощью договора поручительства, имеет штат специалистов, отслеживающих открытие и этапы процедур банкротства своих должников.

Поручительство при банкротстве основного заемщика, являющегося физическим лицом

В случае если основной заемщик является физическим лицом и намеревается объявить себя банкротом, действуют примерно такие же правила в отношении поручительства, как и при банкротстве юридического лица.
Нужно только обратить внимание, что в упомянутой выше цитате из статьи 367 Гражданского кодекса РФ говорится о необходимости предъявления требования к поручителю до ликвидации должника. То есть в статье прямо идет речь только об основных заемщиках, являющихся юридическими лицами, поскольку к физическим лицам процедура ликвидации в принципе не может быть применена. Результатом банкротства гражданина становится снятие с него долговых обязательств перед кредитором с момента вынесения судебного решения о признании физического лица банкротом.
К поручительству по задолженности гражданина правовые нормы о прекращении поручительства применяется по аналогии с юридическими лицами. Несмотря на признание основного заемщика, являющего физическим лицом, банкротом и прекращения его обязательств, поручительство продолжает действовать, но только в случае, если кредитор обратится в суд с заявлением об установлении требований по погашению основного обязательства до того, как вступит в силу решение арбитражного суда о признании основного заемщика банкротом.
Основное отличие прекращения поручительства при банкротстве основного заемщика в зависимости от того, является ли заемщик организацией или гражданином, состоит в моменте завершения банкротства, после наступления которого кредитор уже не может заявить свои требования, и поручительство прекращается. Для юридических лиц это внесение записи о ликвидации в ЕГРЮЛ, а для физических лиц – принятие арбитражным судом решения о признании гражданина банкротом.
То есть вероятность того, что с банкротством основного заемщика снимутся обязательства и с поручителя, целиком зависит от компетентности и оперативности действий кредитора. Вероятность эта обычно крайне мала, поскольку работа с должниками лежит в основе деятельности кредитных организаций. Шанс на прекращение поручительства может возникнуть, если кредитор не ведет профессиональную деятельность в этой сфере и пропустит время для предъявления суду требований к поручителю.

Читать еще:  Как составить заявление в банк о мировом соглашении по кредиту

Последствия для поручителя от признания основного заемщика банкротом

Признание основного заемщика банкротом или его ликвидация могут поставить поручителя в нелегкое положение. Тот, факт, что поручительство при банкротстве основного заемщика не прекращается со снятием обязательств с должника, усугубляется тем, что после того, как основной заемщик объявлен банкротом, к нему нельзя предъявить встречные требования по оплате основного обязательства.
Такие условия способствуют погружению поручителя в долговую яму. Поэтому единственным выходом для многих поручителей после того, как суд принял в отношении их решение о взыскании задолженности в пользу кредитора, становится заявление о собственном банкротстве. Тем более что при рассмотрении арбитражным судом дела о банкротстве поручителя последний может при определенных обстоятельства выглядеть более выгодно в глазах судьи, чем основной заемщик, ведь поручитель напрямую не пользовался заемными средствами, его нельзя посчитать уклоняющимся от погашения кредиторской задолженности. После признания банкротом поручитель будет освобожден от погашения задолженности перед кредитором.
Более подробную информацию о прохождении процедуры банкротства физических лиц можно найти в других тематических статьях на нашем сайте.

Особенности прекращения поручительства при банкротстве должника в 2020 году

Поручительство получило распространение в кредитной сфере. Многие граждане используют дополнительный договор привлечения гаранта, чтобы увеличить свои шансы на кредит, получить более крупную сумму займа. Таким образом, с привлечением дополнительных гарантий, риски банка снижаются и доверие к заёмщику возрастает. Практика привлечения дополнительных гарантий присутствует и в других сферах гражданских отношений.

Важно! В соответствии со статьей 367 ГК РФ, поручительство не прекращают в таких ситуациях как: смерть основного заёмщика, реорганизация кредитного учреждения.

Прекращается ли поручительство, если основной заемщик признается банкротом

Относительно запуска процедуры финансовой несостоятельности должника и прекращения гарантийного соглашения данный вопрос имеет разъяснение в пункте 1 статьи 367 ГК. Согласно закону гарантийное соглашение прекращается, а гарант несёт материальную ответственность только в том случае, если заявление кредитора было подано до заявления о банкротстве. На практике процедура имеет множество тонкостей, нюансов и исключений, среди которых:

  1. Соглашение считается закрытым в момент когда внесена учётная запись о финансовой несостоятельности гражданина или организации в ЕГРЮЛ.
  2. Требования к поручителю могут быть выражены кредитором, иском в суд или быть изложены в рамках рассмотрения дела о банкротстве основного заёмщика.

При поручительстве физического лица за юридическое лицо

Как правило, за юридическое лицо готов поручится один из руководителей конкретного предприятия. Директор предприятия может фигурировать в договоре как основной заёмщик (юридическое лицо) и поручитель (физическое лицо). Если директор рассчитывается с предприятия, его участие в соглашении остается в силе.

Чтобы стать гарантом платежеспособности предприятия физическому лицу не нужно доказывать свою финансовую состоятельность.

При поручительстве юридического лица за юридическое лицо

Особенностью деятельности юридических лиц закрепленной нормативной базой является ответственность своим имуществом.

Если предприятие – основной заёмщик не в состоянии выплатить долги, он может быть признан банкротом. При признании финансовой несостоятельности предприятия, задолженность может быть взыскана кредитором с поручителя. Это законное право кредитора, кроме случаев оговоренных в соглашении.

В соглашении может быть указана доля участия созаёмщика, его обязанность выплатить проценты или тело кредита в случает утраты основным должником платежеспособности.

Если поручитель также неплатежеспособен, то в счёт погашения задолженности может быть реализовано имущество предприятия поручителя для удовлетворения требований кредитора.

При поручительстве физического лица за физическое лицо

Ситуация когда гарантом финансовой благонадежности одного гражданина является другой гражданин – это как правило оформление долгосрочного кредитования. К поручительству привлекают родственников, близких соседей, друзей и приятелей по работе. При этом ответственность гаранта при банкротстве заёмщика оговаривается в договоре. Если условия не установлены, то согласно закону, ответственность является солидарной.

При поручительстве юридического лица за физическое лицо

При привлечению к кредитованию гаранта юридического лица, проводится комплексная проверка его платежеспособности, всех его учредительных документов, состава правления. Подписывая договор, предприятие берет на себя имущественную ответственность. При наступлении банкротства ответственность распределяется согласно договору.

Последствия для поручителя от признания основного заемщика банкротом

После признания основного заёмщика финансово несостоятельным, обязательства поручителя по кредиту аннулируются. Банкротство подразумевает сложную процедуру оценки и реализации имущества должника и погашение за счет его задолженности перед кредиторами.

Материальная ответственность угрожает гаранту, только если кредитор обратился в суд до признания основного должника банкротом с требованием выполнить обязательства гаранта согласно контракта.

Как осуществить прекращение поручительства при банкротстве основного заемщика?

Банкротство подразумевает закрытие всех кредитных контрактов и ликвидацию обязательств.

Прекратить договор гарант не может. При закрытии основного договора, дополнительное гарантийное соглашение может действовать только в случае судебного иска кредитора и удовлетворении требований держателя долговых обязательств арбитражным судом. Соответственно никаких дополнительных действий со стороны гаранта не требуется.
Из этого видео вы узнаете как снять ответственность с поручителя по кредиту:

Судебная практика по делам прекращения поручительства при признании должника банкротом

Судебная практика имеет множественные случаи запуска процедуры банкротства с параллельным решением вопроса о привлечении гаранта к погашению долга.

Например, имеет место ситуация отклонения запроса поручителя на прекращение соглашения поручительства при запуске процесса финансовой несостоятельности. Причиной является отказ в присвоении статуса банкрота должнику и исключение его из списка ЕГРЮЛ. Данный подход является распространённой практикой. Если есть обязательства у должника, то остаются обязательства и у поручителя.

Прежде чем подписать контракт, гражданину необходимо тщательно изучить его условия и нормы, ознакомиться со степенью ответственности по обязательствам основного должника. Выступая гарантом, гражданин берет на себя обязательства разделить финансовые обязательства должника при снижении его платежеспособности. Наступление банкротства должника не является гарантией материального неучастия гаранта в выплате долга. Как правило, суд на стороне кредитора, который требует расчета по кредиту. Правовая основа данного вопроса неоднозначна. Недоработки законодательных актов умело используются опытными юристами для достижения целей. Квалифицированная юридическая помощь поможет избежать дополнительных финансовых трудностей.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector