0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Должник продал свое имущество рано радуетесь кредитор оспорит сделку

Проект Законы для людей

Самый частный и открытый юридический портал

Должник продал свое имущество? Рано радуетесь. Кредитор оспорит сделку!

И, вот оно! Наступил тот самый момент, когда… Впрочем, не хочу лирики. Давайте по существу. Очень много вопросов сыпется на меня ежедневно, и многие вопросы связаны с возможностью продажи должниками своего имущества в обход банков и судебных приставов. Многих читателей интересует вопрос: могут ли приставы или сам взыскатель оспорить договор купли-продажи, дарения или любую другую сделку, по которой должник избавился от своей квартиры, дома, машины и другого имущества?

Я, честно, устал отвечать на все эти вопросы, и даже сделал подборку самых популярных, но количество комментариев от этого не уменьшилось. По этой причине, я решил один раз объяснить Вам эту материю, чтобы больше к ней не возвращаться. Тем более, что мне есть что Вам сказать. Я буду опираться на конкретную судебную практику, поскольку теорией в подобных делах помочь вряд-ли возможно.

Ваш случай в студию! Взыскатель успешно оспорил один договор купли-продажи квартиры, однако получил отказ в отношении второго договора.

Исковые требования взыскателя удовлетворены частично. Суд постановил признать недействительным договор купли-продажи квартиры, а так же признал недействительным запись о государственной регистрации права. В отношении признании недействительным второго договора суд отказал.

Фабула дела проста и понятна для всех, кто задался подобным вопросом. Собственно, этот как раз и есть Ваш случай. Взыскатель обратился в суд с исковым заявлением к должнику о признании недействительными двух сделок. Основание для подачи такого иска — наличие у взыскателя решения суда, которым в его пользу с должника взыскана задолженность. То есть, должник, зная о том, что у него перед взыскателем есть денежный долг, продал две свои квартиры, чтобы не отдавать их приставам.

Причем, в данном конкретном случае не имеет значения, что это за долг (кредит, заем, неосновательное обогащение, возмещение вреда и так далее), и кто именно выступает в роли взыскателя (банк, МФО, физическое лицо).

Взыскатель решил, что обе сделки на самом деле мнимые, то есть, совершены не с реальной целью продажи имущества, а с целью, вот неожиданность, сокрытия имущества от обращения на него взыскания. Надо сказать, что эта позиция хороша, если она подкреплена доказательствами.

В этом случае Взыскатель выяснил, что должник все еще прописан и фактически проживает в одной из проданных квартир.

Дальше будет нудный, но очень полезный разбор полетов с точки зрения Закона

Согласно ч. 1 ст. 166 ГК РФ сделка недействительна по основаниям, установленным законом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

Согласно ч. 3 ст. 166 ГК РФ требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки вправе предъявить сторона сделки, а в предусмотренных законом случаях также иное лицо.

Требование о признании недействительной ничтожной сделки независимо от применения последствий ее недействительности может быть удовлетворено, если лицо, предъявляющее такое требование, имеет охраняемый законом интерес в признании этой сделки недействительной.

В соответствии с ч. 1 ст. 170 ГК РФ мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна.

В судебном заседании было установлено, что должник, знал о наличии неисполненных перед Взыскателем обязательствах, но тем не менее, совершил действия по заключению договоров купли-продажи принадлежащих ему на праве собственности двух квартир, стоимость которых явно превышала объем его обязательств перед кредитором.

Что касается одной из квартир, то суд отказал в удовлетворении требования Взыскателя и сохранил сделку по ее продаже в силе по той причине, что оспариваемая сделка была исполнена ее участниками, вследствие чего продавец получила от покупателя денежные средства, а покупатель, соответственно, квартиру.

В пользу должника сыграло то обстоятельство, что сделка по покупке квартиры была совершена с использованием кредитных средств. Проще говоря, покупатель оформила ипотечный кредит, чтобы купить у должника эту квартиру. А наличие такого кредита накладывает на заемщика нешуточные обязанности по его возврату. Но Вы это уже знаете. Если нет, вот статья в помощь. Кроме того, должник не прописан в этой квартире и фактически не проживает. Оно и понятно, ведь там уже прописан новый собственник.

Что касается второй квартиры, то здесь все гораздо интереснее

По смыслу ч. 1 ст. 170 ГК РФ, обязательным условием для признания двусторонней сделки мнимой является наличие согласованных действий обоих сторон сделки, само по себе наличие неисполненных обязательств продавца перед третьими лицами не может считаться достаточным основанием для удовлетворения заявленных требований в данной части.

Исследовав материалы дела, суд выявил между продавцом и покупателем второй спорной квартиры договоренность о совершении сделки для вида без намерения придать ей соответствующие правовые последствия.

И вот на чем суд выстроил свою позицию. Должник как до так и после регистрации данной сделки с регистрационного учета по названному адресу не снимался, квартирой пользуется по настоящее время. В свою очередь, покупатель в квартиру не вселялся, а вместо этого ютится с женой и ребенком в своей старой однокомнатной квартире

Должника не спасло даже наличие договора найма жилого помещения, согласно которому новый собственник квартиры предоставил ее Должнику для длительного проживания. Суд расценил это доказательство не в пользу самого должника, и посчитал, кстати, вполне обоснованно, что собственник не имел намерения проживать в этой квартире. А учитывая, что плата за пользование квартирой была сильно занижена, по сравнению с рыночной, суд разнес этот договор по кирпичикам.

Кроме того, суд правомерно указал на отсутствие в тексте договора купли-продажи квартиры расписки в получении денежных средств, а так же усомнился в отсутствии доказательств наличия у Покупателя денежных средств, необходимых для покупки квартиры. Эту позицию суд подкрепил сведениями о совокупном доходе семьи. Попросту, справки о заработной плате Покупателя и его супруги показали, что скопить на такую квартиру они попросту не были в состоянии. Плюс ко всему, покупатель квартиры оказался дальним родственником должника.

Все эти факты и позволили суду вынести решение в пользу взыскателя и признать мнимым договор продажи второй квартиры.

(Источник вдохновения: Апелляционное определение Омского областного суда от 14.01.2015 г. по делу № 33-28/2015).

Может ли кредитор оспорить сделку о продаже имущества должником

Время на чтение: 5 мин.

Спросить юриста быстрее. Это бесплатно!

Может ли кредитор оспорить продажу имущества должником? Да, в некоторых случаях это возможно, если должник пытается умышленно скрыть собственность и уйти от исполнения своего обязательства. Оспариваются притворные сделки, направленные как раз на преднамеренное неисполнение условий договора.

На практике такие ситуации – не редкость. Выиграть суд – это только начало процесса восстановления справедливости, необходимо ещё и исполнить судебное решение. Но что делать, если у должника отсутствует имущество? Можно попытаться пересмотреть последние по времени договоры. Возможно, они являются притворными сделками.

Как должники скрывают имущество от взыскания

Любой кредитор ставит своей целью возврат средств от должника. Для этого предпринимаются разные действия, начиная от досудебного урегулирования и заканчивая обращением в суд. Однако выигранный суд ещё не означает, что средства будут выплачены, а решение – исполнено.

Некоторые должники стараются всеми способами препятствовать возврату. Причины могут быть разные, от отсутствия свободных средств до простого нежелания исполнять свои обязательства, но суть одна – они делают всё возможное, чтобы препятствовать взысканию.

К наиболее распространённым вариантам относят:

  1. имущество продаётся третьим лицам. Например, у должника имеется машина, которая может быть арестована и впоследствии продана в случае начала исполнительного производства. Чаще всего продажа имеет чисто формальный характер, реальные денежные средства не передаются;
  2. дарение. Такой договор позволяет передать вещь лицу безвозмездно. При уходе от взыскания, сделка заключается с близкими людьми, например, с родственником, супругом и так далее;
  3. заключение мирового соглашения. Более сложный вариант, но на практике он используется также часто. Используется, преимущественно, с движимым имуществом, залог которого не требует государственной регистрации и иных действий. Заключается договор залога и указывается срок более ранний, чем договор с кредитором. Далее, кредитор по мнимому обязательству подаёт в суд, после чего стороны заключают мировое соглашение о передаче имущества, в счёт долга.

Должники, чаще всего, понимают, что безвозмездную сделку оспорить проще всего, поэтому дарение, в таких случаях, используется редко. Третий вариант, зачастую, представляется слишком сложным и требует большего количества шагов. Поэтому, на практике, для ухода от исполнения обязательства, используется купля-продажа.

Признание сделки мнимой или недействительной

Кредитор может признать сделку мнимой лишь в исключительных случаях, когда взыскание средств невозможно иными способами. Об этом говорит пункт 78 Постановления Пленума ВС № 25 от 23.06.2015 года. На практике, в некоторых случаях, такой вариант остаётся единственным, который позволит восстановить кредитора в правах. Иное имущество у должника может отсутствовать вовсе.

Суды отмечали возможность признания сделки мнимой в подобных случаях уже не раз. Например, в Постановлении Президиума ВАС № 6136/11. Суды предыдущих инстанций также поддерживают подобную возможность, однако, на практике всё гораздо сложнее. Доказать мнимость сделки не всегда представляется возможным.

Признать сделку мнимой можно только через суд. При этом необходимо, чтобы истец обратился в суд в пределах срока исковой давности, который рассчитывается с момента, когда он узнал или должен был узнать о факте нарушения его права (статья 181 ГК РФ).

Читать еще:  Обеспечительные меры в гражданском процессе особенности применения

Условия, при которых сделки могут быть признаны притворными и мнимыми, определяются в статье 170 ГК РФ. Мнимая сделка совершается, чтобы создать ложные последствия, а притворная скрывает реальную. В любом случае, последствие одно – договор считается недействительным.

Мнимость или притворность сделки можно доказать в следующих случаях:

  • фактически имущество не перемещалось, а осталось у первоначального собственника;
  • контроль над объектом или правом остался у должника;
  • совершение сделки экономически невозможно, например, новый собственник не может объяснить, откуда у него имеется крупная сумма на покупку объекта;
  • договор считается экономически нецелесообразным;
  • условия заключения договора существенно отличаются от рыночных.

Наличия одного из признаков ещё недостаточно для признания сделки мнимой, важен комплекс обстоятельств и факторов, на основании которых можно сделать выводы.

Оспаривание сделок при банкротстве должника

Банкротство физлица возможно, если размер его долгов является существенным (от 500 тысяч рублей), а обязательства не исполняются в течение нескольких месяцев. Последствий у данной процедуры много, в первую очередь – это реализация имущества, принадлежащего должнику, для покрытия его обязательств. Но есть ещё один момент – кредитор может настаивать на признании сделок, заключенных в предыдущие три года, недействительными.

Возможность оспаривания сделок должника не говорит о том, что любой его договор, заключенный в течение трёх лет, автоматически будет признан недействительным. Оспорить можно лишь подозрительные операции, которые реально были направлены на уход от исполнения обязательств.

При банкротстве можно оспорить:

  • сделки с неравноценным встречным исполнением (пункт 1 статьи 61.2 ФЗ № 127 «О несостоятельности (банкротстве)»). Речь идёт, например, о договорах с несоответствующей рынку ценой;
  • сделки, направленные на причинение ущерба кредитору (пункт 2 статьи 61.2 ФЗ-127);
  • договор, по которому одному из кредиторов сделано предпочтение перед другими (статья 61.3 127-ФЗ).

Например, если недвижимость была продана по подозрительно низкой цене, то кредитор вправе её оспорить. После вынесения судебного решения имущество будет включено в конкурсную массу, за его счёт будет реализовываться выплата возмещения кредиторам в порядке очерёдности.

Ссылка на документ: Федеральный закон № 127-ФЗ от 26.10.2002 г. «О несостоятельности (банкротстве)»

Кто может обратиться в суд

Если исполнительное производство ещё не было возбуждено, то с заявлением о признании сделки недействительной должен обратиться сам кредитор, то есть заинтересованное лицо. Если же исполнительный лист был получен и направлен в службу судебных приставов, то вариантов становится два – кредитор и пристав, который ведёт судебный процесс.

Если пристав не спешит выполнять подобные действия, можно обратиться с жалобой на него в вышестоящий орган или в суд. Ещё один вариант, который представляется более эффективным, заключается в самостоятельной подаче иска.

Подведём итоги

Кредитор может получить возмещение за счёт имущества должника. Сделать это не всегда возможно, так как собственность может отсутствовать у гражданина по различным причинам. Кредитор может попытаться оспорить договоры, заключенные в крайние три года, если считает, что должник заключил их умышленно, уклоняясь от выполнения своего обязательства.

Должник продал свое имущество до вынесения судебного решения. Компании-взыскателю удалось оспорить эту сделку

Автор: Вантух Олег Владимирович

Регион: Архангельская область, г. Котлас

Должность: Юрисконсульт, Менар

Область права: Право собственности, Другое

Порядок решения проблемы: Судебный № дела 33-2921/11

Суть дела

В судебном порядке компания взыскала с физического лица задолженность более, чем на 5 млн. рублей. Но должник еще до вынесения судебного решения успел продать объекты недвижимого имущества по договору купли-продажи. Стало понятно, что компания не сможет взыскать долг, если не оспорит эту сделку. В первой инстанции взыскатель получил отказ. Но суд кассационной инстанции отменил это решение. В итоге сделка была признана ничтожной, а спорные объекты недвижимости были возвращены должнику.

Задача и ее решение

В большинстве случаев взыскание в судебном порядке денег является менее длительным процессом по сравнению с принудительным исполнением судебного акта. Сам по себе судебный акт не является гарантией его исполнения проигравшей стороной.

Решением Котласского городского суда Архангельской области от 25.01.2010 г. по делу № 2-14/2010 с Акишина Андрея Юрьевича (Акишин А. Ю.) в пользу общества с ограниченной ответственностью «Менар» (ООО «Менар», Общество) было взыскано 5 525 165 руб. 86 коп. (решение суда вступило в законную силу 10.02.2010 г., Обществу был выдан исполнительный лист).

Решением Котласского городского суда Архангельской области от 03.02.2005 г. по делу № 2-54 за Акишиным А. Ю. было признано право собственности на 10 объектов недвижимости, 8 из которых 26.05.2010 г. были арестованы судебным приставом-исполнителем в счёт обеспечения обязательства Акишина А. Ю. по возврату денежных средств Обществу. На 4 объекта недвижимого имущества за Акишиным А. Ю. в установленном законом порядке было зарегистрировано право собственности, на оставшиеся объекты недвижимости нет. При наложении ареста на недвижимое имущество от Акишина А. Ю. никаких замечаний не поступило.

В сентябре 2010 г. Балязин Сергей Александрович (Балязин С. А.) предъявил судебному приставу-исполнителю кассационное определение Архангельского областного суда от 05.08.2010 г. по делу № 33-3752/10, которым принято решение о государственной регистрации перехода права собственности на недвижимое имущество, приобретенное у Акишина А. Ю. по договору купли-продажи от 25.08.2009 г., без регистрации ранее возникших прав предыдущего собственника и без обращения в регистрирующий орган одной стороны сделки (продавца – Акишина А. Ю.) и ходатайство о снятии ареста с недвижимого имущества, арестованного 26.05.2010 г. в счет обеспечения обязательства Акишина А. Ю. по возврату денежных средств Обществу.

Было очевидно, что договор между Акишиным А. Ю. и Балязиным С. А. подписан задним числом. Сделка имела одну цель: увод имущества от обращения на него взыскания. Данные выводы имели основания. Во-первых, Балязин С. А. (покупатель по договору) является родным братом супруги Акишина А. Ю. (продавца по договору). Во-вторых, цена имущества по договору составляла 190 000 руб., фактически была заниженной.

Необходимо было определиться с основанием недействительности сделки, руководствоваться ст. 168 (недействительность сделки, не соответствующей закону или иным правовым актам) Гражданского кодекса Российской Федерации (далее по тексту – ГК РФ) или п. 1 ст. 170 (недействительность мнимой сделки) ГК РФ. Было принято решение выходить в суд по ст. 168 ГК РФ, так как по ст. 170 ГК РФ являлась самой слабой позицией, что и подтвердилось в процессе рассмотрения дела. Балязиным С. А., в подтверждение реальности заключенной сделки, был представлен суду договор аренды, в соответствии с которым, приобретенное у Акишина А. Ю. недвижимое имущество, было передано Балязиным С. А. третьему лицу во временное владение и пользование.

Общество обратилось в суд к Акишину А. Ю. и Балязину С. А. с исковым заявлением о признании недействительным договора купли-продажи от 25.08.2009 г. и применения последствий недействительности сделки.

С целью сохранения недвижимого имущества на период рассмотрения иска, руководствуясь статьями 139, 140, 145 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее по тексту – ГПК РФ) одновременно с подачей иска было подано заявление о принятии обеспечительных мер в виде запрета Балязину С. А. совершать действия по распоряжению недвижимым имуществом, являющимся предметом договора купли-продажи от 25.08.2009 г. Заявление о принятии обеспечительных мер судом было удовлетворено.

Также было намерение провести экспертизу договора купли-продажи от 25.08.2009 г. на давность составления документа, доказать факт составления документа задним числом, в связи с чем, одновременно с подачей иска было подано ходатайство об истребовании у ответчиков оригинала договора купли-продажи от 25.08.2009 г. Ходатайство об истребовании оригинала договора купли-продажи от 25.08.2009 г. судом было удовлетворено, также судом было принято решение об истребовании у ответчиков по делу оригинала акта приёма-передачи недвижимого имущества и расписки в получении денег по договору купли-продажи от 25.08.2009 г.

Ответчики по делу представили письменные пояснения, что оригиналы договора купли-продажи от 25.08.2009 г., акт приёма-передачи имущества и расписка были утеряны. Интересы ответчиков в суде представлял адвокат, сами ответчики на заседания не являлись, заявили ходатайства о рассмотрении дела в их отсутствие.

В ходе рассмотрения иска исковые требования были уточнены: применить последствия недействительности ничтожной сделки.

Данное дело изначально осложняло кассационное определение судебной коллегии по гражданским делам Архангельского областного суда от 05.08.2010 г. по делу № 33-3752/10 о государственной регистрации перехода права собственности на недвижимое имущество, приобретенного Балязиным С. А. у Акишина А. Ю. по договору купли-продажи от 25.08.2009 г., без регистрации ранее возникших прав предыдущего собственника и без обращения в регистрирующий орган одной стороны сделки (продавца – Акишина А. Ю.). Дело о применении последствий недействительности ничтожной сделки рассматривал тот же судья, что и дело по иску Балязина С. А. к Акишину А. Ю. о государственной регистрации права на недвижимое имущество, решение которого было отменено, указанным выше кассационным определением.

Позиция истца по иску:

— государственная регистрация права собственности на объекты недвижимого имущества, переданные по договору купли-продажи от 25.08.2009 г. покупателю, за продавцом не осуществлена (подтверждением явилось представленные суду уведомления об отсутствии в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним запрашиваемых сведений).

Читать еще:  Обман мошенничество в автосалонах озпп потребальянс

— право собственности на передаваемые объекты недвижимости по договору купли-продажи от 25.08.2009 г. возникает у продавца только после государственной регистрации; государственная регистрация перехода права собственности на недвижимое имущество за продавцом осуществлена не была, следовательно, право собственности на данное имущество у продавца не возникло. Обоснование: п. 1 ст. 2, п. 2 ст. 4 Федерального закона от 21.07.1997 года № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», п. 2 ст. 223, п. 1 ст. 131, п. 1 ст. 551 ГК РФ.

— не являясь собственником недвижимого имущества, продавец не мог распоряжаться недвижимым имуществом (отчуждать его). Обоснование: п.п. 1 и 2 ст. 209 ГК РФ.

— решение Котласского городского суда Архангельской области от 03.02.2005 г. по делу № 2-54 о признании за Акишиным А. Ю. право собственности на объекты недвижимости не заменяет государственную регистрацию прав на недвижимое имущество, а в соответствии с пунктом 1 статьи 17 Федерального закона от 21.07.1997 № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» само по себе является документом-основанием для государственной регистрации прав на недвижимое имущество.

— кассационное определение судебной коллегии по гражданским делам Архангельского областного суда от 05.08.2010 г. по делу № 33-3752/10 не является обязательным для применения, так как при рассмотрении данного дела не ставился вопрос о ничтожности сделки.

Позиция ответчиков по иску:

— договор купли-продажи от 25.08.2009 г. состоялся и является действительным: недвижимое имущество было передано покупателю по акту приёма-передачи, денежные средства за имущество уплачены в полном размере.

— судебной коллегией по гражданским делам Архангельского областного суда принято решение о государственной регистрации перехода права собственности на недвижимое имущество, приобретенного Балязиным С. А. у Акишина А. Ю. по договору купли-продажи от 25.08.2009 г., без регистрации ранее возникших прав предыдущего собственника и без обращения в регистрирующий орган одной стороны сделки (продавца – Акишина А. Ю.).

— истец не правильно трактует нормы материального права.

Позиция Котласского городского суда Архангельской области:

Суд учёл, что заключенный 25.08.2009 г. между ответчиками договор купли-продажи спорного имущества отвечает требованиям закона, заключён в письменной форме, содержит все существенные условия, исполнен сторонами, что подтверждается актом приёма-передачи и распиской в получении денег, на заключение данной сделки получено согласие супруги продавца.

Непредставление суду подлинников договора и акта приёма-передачи имущества объяснено ответчиками утратой этих документов покупателем, у которого они находились на хранении, в июне 2010 г. Подлинники документов обозревались при рассмотрении дела № 2-1090/10 по иску покупателя к продавцу о государственной регистрации права собственности на имущество. Истец опровергающих данные доводы доказательств не привёл.

Поскольку заключённая сделка купли-продажи недвижимого имущества не противоречит закону, она не может быть признана ничтожной. Исполнение сторонами данного договора исключает признание его незаключенным, в связи с чем, суд не усматривает предусмотренных законом оснований для удовлетворения исковых требований ООО «Менар».

Отсутствие государственной регистрации ранее возникшего права на недвижимое имущество не свидетельствует о незаконности сделки по отчуждению этого имущества, соответственно такая сделка порождает правовые последствия, на которые была направлена.

Кроме того, следует учесть, что кассационным определением судебной коллегии по гражданским делам Архангельского областного суда от 05.08.2010 г. по делу № 33-3752/10 исковые требования покупателя к продавцу о государственной регистрации перехода права собственности на недвижимое имущество удовлетворены.

Результаты рассмотрения дела судом первой инстанции:

В иске ООО «Менар» к Акишину А. Ю. и Балязину С. А. об оспаривании договора купли-продажи недвижимого имущества отказать.

Не согласившись с решением суда первой инстанции ООО «Менар» обратилось в судебную коллегию по гражданским делам Архангельского областного суда с кассационной жалобой.

Позиция судебной коллегии по гражданским делам Архангельского областного суда:

Судебная коллегия с выводами суда первой инстанции не согласилась. Руководствуясь ст. ст. 8, 131, 168, 209 ГК РФ, п. 60 совместного постановления Пленума Верховного Суда РФ № 10 и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ № 22 от 29.04.2010 г. «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», ст. 2 Федерального закона от 21.07.1997 года № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» судебная коллегия указала на ничтожность договора купли-продажи от 25.08.2009 г.

Кроме того, кассационное определение судебной коллегии по гражданским делам Архангельского областного суда от 05.08.2010 г. по делу № 33-3752/10 о государственной регистрации перехода права собственности по договору купли-продажи не лишает возможности ставить вопрос о признании данного договора недействительным.

Результаты рассмотрения дела судом кассационной инстанции:

Решение Котласского городского суда Архангельской области от 26.04.2011 г. отменить, вынести по делу новое решение.

Исковые требования ООО «Менар» к Акишину А. Ю. и Балязину С. А. о применении последствий недействительности ничтожной сделки удовлетворить.

Применить последствия недействительности ничтожной сделки договора купли-продажи от 25.08.2009 года заключённого между Акишиным А. Ю. и Балязиным С. А., возвратить недвижимое имущество в собственность Акишина А. Ю., обязать Акишина А. Ю. выплатить Балязину С. А. 190 000,00 рублей.

Чего удалось добиться

В принудительном порядке (через службу судебных приставов) Балязин С.А. передал недвижимое имущество, которое являлось предметом договора купли-продажи, Акишину А.Ю. (должнику). В настоящее время судебным приставом-исполнителем производятся действия по государственной регистрации права собственности на недвижимое имущество за Акишиным А.Ю.

Если вам понравился этот кейс и вы хотите помочь автору победить во Всероссийской правовой премии «Юрист компании ‘2012» — вы можете проголосовать за него.

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 5 июня 2012 г. N 11-КГ12-3 Суд оставил без изменения ранее принятые по делу судебные решения, поскольку, удовлетворяя требования о признании недействительными договоров об отчуждении имущества и зарегистрированных прав на недвижимое имущество, суд исходил из того, что названные сделки являются ничтожными (мнимыми), так как заключены с целью сокрытия имущества от обращения на него взыскания по требованию кредитора

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 5 июня 2012 г. N 11-КГ12-3

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Горшкова В.В., судей Гетман Е.С. и Момотова В.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску Быстрова В.И. к Кучинскому М.В., Баймуллиной К.В., Кучинской В.С., Кучинскому В.И., Управлению Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Республике Татарстан о признании недействительными договоров об отчуждении имущества и зарегистрированных прав на недвижимое имущество

по кассационным жалобам Кучинского М.В. и Баймуллиной К.В. на решение Московского районного суда г. Казани Республики Татарстан от 28 июня 2010 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Татарстан от 16 августа 2010 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Момотова В.В., представителя Кузовкова В.Н. — Быстрова В.И., возражавшего против удовлетворения кассационной жалобы, представителя Кучинского М.В. и Баймуллиной К.В. — Будникова В.Г., поддержавшего доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Быстров В.И. обратился в суд с иском к Кучинскому М.В., Баймуллиной К.В., Кучинской В.С, Кучинскому В.И., Управлению Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Республике Татарстан о признании недействительными договоры по отчуждению имущества, записи в ЕГРП, возвратить стороны в первоначальное положение, сославшись на то, что Кучинский В.И. 15 августа 2005 г. взял у истца под видом займа . руб. и впоследствии уклонился от возврата суммы долга. Вступившим в законную силу решением Московского районного суда г. Казани Республики Татарстан от 18 марта 2008 г. с Кучинского В.И. в пользу Быстрова В.И. взыскана сумма долга в размере . руб.

6 июня 2008 г. Московским отделом судебных приставов г. Казани Управления Федеральной службы судебных приставов по Республике Татарстан вынесено постановление о возбуждении исполнительного производства, в ходе которого стало известно о том, что после предъявления Быстровым В.И. иска Кучинский В.И. передал все свое имущество жене — Кучинской В.С, сыну — Кучинскому М.В. и дочери — Баймуллиной К.В., заключив соответствующие договоры. Кучинская B.C. подарила Баймуллиной К.В. долю участника общества в уставном капитале ООО «Регион-К». Полагал, что указанные сделки являются мнимыми, совершены для вида, без намерения создать правовые последствия с целью сделать невозможным исполнение решения суда. Просил признать недействительными указанные сделки, возвратить стороны в первоначальное положение.

Ответчик Баймуллина К.В. иск не признала, просила отказать в удовлетворении исковых требований.

Представитель ответчиков Будников В.Г. возражал против удовлетворения исковых требований.

Представитель ответчика Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Республике Татарстан не согласилась с исковыми требованиями, указала, что Управление не является надлежащим ответчиком.

Решением Московского районного суда г. Казани Республики Татарстан от 28 июня 2010 г. иск удовлетворен частично, признаны недействительными: договор дарения гаража от 7 июля 2007 г., заключенный между Кучинским В.И. и Кучинским М.В., договор дарения жилого дома с земельным участком от 11 августа 2007 г., заключенный между Кучинским В.И. и Кучинским М.В., договор дарения доли участника общества в уставном капитале ООО «Регион-К» от 14 августа 2007 г., заключенный между Кучинской B.C. и Баймуллиной К.В. и договор купли- продажи недвижимости (встроенные помещения N 66 первого этажа производственного корпуса здания N 209) от 11 мая 2007 г., заключенный между Кучинским В.И. и Баймуллиной К.В. Применены последствия недействительности указанных сделок с установлением обязанности на сторон вернуть друг другу все полученное по сделкам. В удовлетворении остальной части иска отказано.

Читать еще:  Можно ли отозвать генеральную доверенность на недвижимость

Определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Татарстан от 16 августа 2010 г. решение Московского районного суда г. Казани Республики Татарстан от 28 июня 2010 г. оставлено без изменения.

Определениями судьи Верховного Суда Российской Федерации от 4 марта 2011 г. отказано в передаче надзорных жалоб Кучинского М.В. и Баймуллиной К.В. для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

В кассационных жалобах Кучинский М.В. и Баймуллина К.В. просят отменить состоявшиеся по делу судебные постановления.

Определением заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации от 12 апреля 2012 г. определение судьи Верховного Суда Российской Федерации от 4 марта 2011 г. отменено, кассационные жалобы Кучинского М.В. и Баймуллиной К.В. переданы с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах, объяснения на кассационные жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований для ее удовлетворения.

Согласно статье 387 ГПК Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

В соответствии с пунктом 1 статьи 170 ГК Российской Федерации мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна.

Удовлетворяя исковые требования Быстрова В.И. в указанной части суд первой инстанции исходил из того, что названные сделки являются ничтожными (мнимыми), поскольку заключены с целью сокрытия имущества от обращения на него взыскания по требованию кредитора.

Так, судом установлено, что 15 августа 2005 г. Кучинский В.И. взял у Быстрова В.И. в долг . руб., однако до настоящего времени долг не вернул.

Решением Московского районного суда г. Казани от 18 марта 2008 г. с Кучинского В.И. взыскано . руб. в счет возврата долга, проценты за пользование чужими денежными средствами в размере . руб., расходы по оплате государственной пошлины в сумме 10 434 руб., по оплате услуг представителя в размере . руб.

Исполнительный лист N 2-39/08 Московского районного суда г. Казани от 18 марта 2008 г. на исполнение в Московский районный отдел УФССП Российской Федерации по Республике Татарстан поступил 5 июня 2008 г.

Указанное решение до настоящего времени не исполнено.

Согласно ответу УФРС по Республике Татарстан от 18 июля 2008 г. на запрос судебного пристава-исполнителя об установлении имущественного положения должника недвижимости за должником на праве собственности не зарегистрировано.

Таким образом, у должника отсутствует имущество, на которое могло быть обращено взыскание в объеме требований согласно исполнительного листа N 2-39/08 Московского районного суда г. Казани от 18 марта 2008 г.

Так же судом установлено, что Кучинский В.И., имея задолженность перед Быстровым В.И., начиная с мая 2007 г., передавал третьим лицам — своим ближайшим родственникам, принадлежащее ему имущество.

11 августа 2007 г. между Кучинским В.И. и его сыном — Кучинским М.В. был заключен договор дарения жилого дома с земельным участком в отношении недвижимого имущества — земельного участка и расположенного на нем одноэтажного жилого дома с мансардой и надворными постройками, общей площадью 96,1 кв.м, находящихся в Республике . р-н, .

9 августа 2007 г. между ними заключен договор дарения жилого помещения — гаража, площадью 21,70 кв.м, расположенного по адресу: Республика.

В соответствии с пунктом 1 статьи 572 ГК Российской Федерации по договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом.

Договор дарения (в данном случае реальный договор) считается заключенный с момента непосредственной передачи дарителем вещи во владение, пользование и распоряжение одаряемого.

Между тем, как установлено судом, Кучинский В.И. (даритель) на протяжении более двух лет после отчуждения данного дома с расположенном на нем земельным участком продолжал пользоваться подаренным им имуществом как своей собственностью и проживать в доме. Кучинский В.И. зарегистрирован по адресу: . с июля 2009 г., что свидетельствует о заключении указанных сделок без намерения произвести реальную передачу имущества.

Кучинский В.И. состоит в браке с Кучинской B.C., совместно с которой период брака приобрел имущественные права — долю в уставном капитале ООО «Регион-К», созданном 21 октября 2001 г., с размером 100% уставного капитала, номинальной стоимостью . руб. Указанная доля принадлежала Кучинской B.C. до 14 августа 2007 г., когда была отчуждена по договору дарения ее с Кучинским В.И. дочери — Баймуллиной К.В., однако Кучинская B.C. сохранила за собой должность единоличного исполнительного органа этого общества, в чьем фактическом ведении находится финансово-хозяйственная деятельность.

Имущественные права в отношении уставного капитала ООО «Регион-К» на момент их отчуждения являлись в силу статьи 34 Семейного кодекса Российской Федерации совместной собственностью супругов Кучинских, на которую могло быть обращено взыскание по исполнительному листу, выданному на основании решения суда.

Согласно пункту 1 статьи 454 ГК Российской Федерации по договору купли-продажи одна сторона (продавец) обязуется передать вещь (товар) в собственность другой стороне (покупателю), а покупатель обязуется принять этот товар и уплатить за него определенную денежную сумму (цену).

11 мая 2007 г. между Кучинским В.И. и Баймуллиной К.В. заключен договор купли-продажи, по условиям которого истица приобрела встроенные помещения N 66 первого этажа производственного корпуса здания N 209, общей площадью 282,1 кв.м, находящиеся но адресу: Республика .

Баймудлина К.В. являясь индивидуальным предпринимателем сдает в аренду ООО «Регион-К» по договору аренды от 1 декабря 2009 г. переданные ей отцом — Кучинским В.И. по договору купли-продажи встроенные помещения N 66 первого этажа производственного корпуса здания N 209, общей площадью 282,1 кв.м, находящиеся но адресу: г. .

Вышеуказанное недвижимое имущество находится в пользовании ООО «Регион-К» как до совершения сделки купли-продажи от 11 мая 2007 г., так и после.

Данные обстоятельства указывают на отсутствие реальных намерений Баймуллиной К.В. приобрести имущественные права участника ООО «Регион-К» и указанные выше помещения.

При таких обстоятельствах суд пришел к правильному выводу, что перечисленные выше сделки по отчуждению Кучинским В.И. указанного имущества являются мнимыми, то есть совершенными без намерения создать соответствующие юридические последствия, с целью избежать возможного обращения взыскания на принадлежащее Кучинскому В.И. имущество.

Кроме того, в судебном заседании представлен приговор Московского районного суда г. Казани от 12 июля 2010 г., которым Кучинский В.И. признан виновным в совершении преступлений предусмотренных частью 4 статьи 159 УК Российской Федерации, а именно действуя из корыстных побуждений, путем обмана и злоупотребления доверием похитил у Быстрова В.И. деньги в сумме . руб., причинив последнему ущерб в особо крупном размере.

Доводы кассационных жалобы не могут служить основанием для отмены обжалуемых судебных постановлений в кассационном порядке, так как основаны на ошибочном толковании норм права и направлены на переоценку доказательств по делу.

При таких обстоятельствах отмена обжалуемых судебных постановлений приведет к нарушению принципа правовой определенности.

Правовая определенность предполагает уважение принципа недопустимости повторного рассмотрения однажды решенного дела, который закрепляет, что ни одна из сторон не может требовать пересмотра окончательного и вступившего в законную силу решения только в целях проведения повторного слушания и принятия нового решения. Полномочие вышестоящего суда по пересмотру дела должно осуществляться в целях исправления судебных ошибок, неправильного отправления правосудия, а не пересмотра по существу. Пересмотр не может считаться скрытой формой обжалования, в то время как лишь возможное наличие двух точек зрения по одному вопросу не может являться основанием для пересмотра. Отступления от этого принципа оправданы, только когда являются обязательными в силу обстоятельств существенного и непреодолимого характера.

По настоящему делу подобного характера обстоятельства отсутствуют. В связи с чем, оснований для отмены решения суда первой инстанции и определения суда второй инстанции не имеется.

На основании изложенного, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит решение Московского районного суда г. Казани Республики Татарстан от 28 июня 2010 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Татарстан от 16 августа 2010 г. подлежащими оставлению без изменения, кассационные жалобы Кучинского М.В. и Баймуллиной К.В. — без удовлетворения.

Руководствуясь статьями 387 , 388 , 390 ГПК Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Московского районного суда г. Казани Республики Татарстан от 28 июня 2010 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Татарстан от 16 августа 2010 г. оставить без изменения, кассационные жалобы Кучинского М.В. и Баймуллиной К.В. — без удовлетворения.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector