0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Облагаются ли ндфл суммы компенсации ущерба от повреждения личного имущества

Налогообложение НДФЛ с сумм возмещения вреда причиненного имуществу, морального вреда и судебных расходов

Результатом споров с собственниками помещения становится выплата управляющей организацией собственнику возмещения вреда причиненного имуществу, а также возмещение морального вреда и судебных расходов. В данной статье мы рассмотрим, чем вышеуказанные выплаты «грозят» управляющей организации с точки зрения налогообложения НДФЛ выплачиваемых сумм.

Достаточно часто между управляющими организациями и собственниками помещений в МКД возникают споры, которые в силу разных причин не разрешаются «внутри» управляющей организации и спор приходится разрешать в судебном порядке. В случае, если суд выносит решение не в пользу управляющей организации, ей приходится выплачивать возмещение причиненного вреда имуществу собственника, а также возмещение морального вреда и судебных расходов.

Итак, согласно п.1 ст.210 НК РФ установлено, что при определении налоговой базы учитываются все доходы налогоплательщика, полученные им как в денежной, так и в натуральной форме. Доходы, не подлежащие налогообложению НДФЛ, приведены в ст.217 НК РФ. Согласно общему правилу организация, являющаяся источником выплаты денежных средств физическому лицу по судебному акту, должна исполнить функции налогового агента (п. 1 ст. 24, п. п. 1, 4 ст. 226 НК РФ). При этом исчисление и уплата НДФЛ налоговыми агентами производятся в отношении всех доходов налогоплательщика, источником которых является налоговый агент, за исключением некоторых доходов, которые к рассматриваемым нами выплатам не относятся.

А теперь давайте вернемся от общего к частному, а именно к сфере управления МКД:

1. Начнем с сумм штрафов и неустоек, которые выплачиваются физическим лицам на основании решений суда, за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя, выплачиваемых организацией в соответствии с Законом РФ от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей» (далее по тексту – ФЗ №2300–1). Напомним, что согласно п.6 ст.13 ФЗ №2300–1 при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд вправе взыскать с управляющей организации за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятьдесят процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя.

В вышеуказанной статье 217 НК такие выплаты не поименованы в перечне выплат не подлежащих освобождению от обложения НДФЛ, следовательно, с полученной от управляющей организации суммы штрафа собственник помещения обязан оплатить НДФЛ.

Как указал Верховный суд РФ в п.7 «Обзора практики рассмотрения судами дел, связанных с применением главы 23 Налогового кодекса РФ» утв. Президиумом Верховного Суда РФ 21.10.2015: «Предусмотренные законодательством о защите прав потребителей санкции носят исключительно штрафной характер. Их взыскание не преследует цель компенсации потерь (реального ущерба) потребителя. Поскольку выплата сумм таких санкций приводит к образованию имущественной выгоды у потребителя, они включаются в доход гражданина на основании положений статей 41, 209 НК РФ вне зависимости от того, что получение данных сумм обусловлено нарушением прав физического лица».

Обращаем ваше внимание на тот факт, что управляющая организация обязана выплатить собственнику помещения – физическому лицу именно ту сумму, которая указана в судебном акте. Ведь судебные акты (приказы, решения, определения, постановления суда, постановления президиума суда надзорной инстанции) обязательны для всех организаций и их неисполнение влечет за собой ответственность, предусмотренную федеральным законом (п. п. 1, 2 ст. 6 Федерального конституционного закона от 31.12.1996 N 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации», п. п. 1, 2, 3 ст. 13 ГПК РФ, п. п. 1, 2 ст. 16, ст. ст. 119, 332 АПК РФ, ч. 1 ст. 105 Федерального закона от 02.10.2007 N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве»).

Управляющая организация, как налоговый агент по НДФЛ, обязана удержать НДФЛ непосредственно из доходов налогоплательщика при их фактической выплате (п. 4 ст. 226 НК РФ), а удержание НДФЛ из указанной в судебном решении суммы штрафа невозможно.

При невозможности удержать НДФЛ, управляющая организация не позднее 1 марта года следующего за истекшим налоговым периодом, обязана письменно сообщить налогоплательщику и налоговому органу по месту своего учета о невозможности удержать налог, о суммах дохода, с которого не удержан налог, и сумме неудержанного налога (п.5 ст. 226 НК РФ). Для этого необходимо направить в налоговый орган справку по форме 2-НДФЛ, утвержденную в Приложении № 1 к Приказу ФНС России от 30.10.2015 № ММВ-7-11/485. А уж после направления управляющей организацией налоговикам 2-НДФЛ получать удовольствие от общения с налоговиками будет собственник помещения.

Собственнику придется отчитаться перед налоговиками по форме 3-НДФЛ и самостоятельно заплатить налог.

2. Выплата физическим лицам по решению суда компенсации морального вреда. Согласно п.3 ст.217 НК РФ указано, что не облагаются НДФЛ все виды установленных законодательством компенсационных выплат, которые связаны, в частности, с возмещением вреда, причиненного увечьем или иным повреждением здоровья. В случае, если управляющая организация причинила физическому лицу моральный вред – суд может обязать управляющую организацию компенсировать его (ст.151, п.2 ст.1101 ГК РФ).

Президиум Верховного Суда РФ (п.7 «Обзор практики рассмотрения судами дел, связанных с применением главы 23 Налогового кодекса РФ» утв. Президиумом Верховного Суда РФ 21.10.2015) и Минфин единодушны в позиции, что если возмещение морального вреда, причиненного физическому лицу, выплачивается на основании решения суда, оно является компенсационной выплатой и не облагается НДФЛ так как такое возмещение не относится к экономической выгоде (доходу) физического лица.

3. Выплата физическим лицам компенсации за ущерб в досудебном порядке. Спорить с собственниками помещений в судах, когда вина управляющей организации очевидна – достаточно дорогое удовольствие. В таких случаях приходится оплатить как сумму ущерба, так и штраф в размере 50% от суммы ущерба. Поэтому многие управляющие организации идут на досудебное урегулирование спора.

Читать еще:  Заявление о наложении ареста на имущество должника образец ходатайства приставам

Договоренность между управляющей организацией и собственником помещения решить вопросы «полюбовно» налоговиками трактуется в пользу государства. Управляющие организации, от которых физическое лицо получило доходы, подлежащие налогообложению, обязаны исчислить, удержать у налогоплательщика и уплатить сумму НДФЛ, исчисленную в соответствии со ст.224 НК РФ, с учетом особенностей, предусмотренных ст. 226 НК РФ (п.1 ст.226 НК РФ).

При выплате организацией в досудебном порядке доходов, подлежащих обложению налогом на доходы физических лиц, применяются положения п. 4 ст. 226 Кодекса, в соответствии с которыми налоговые агенты обязаны удержать начисленную сумму налога непосредственно из доходов налогоплательщика при их фактической выплате.

Если организация производит выплату физическим лицам в досудебном порядке доходов, подлежащих налогообложению, указанная организация обязана исчислить, удержать и перечислить в бюджет суммы налога на доходы физических лиц с указанных доходов в порядке, предусмотренном статьей 226 Кодекса.

Аренда жилья у физлица и НДФЛ в случае выплаты материального ущерба

Какими документами можно подтвердить сам факт возникновения реального ущерба?

Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ

аудитор, член Российского Союза аудиторов Буланцов Михаил

Контроль качества ответа:

Рецензент службы Правового консалтинга ГАРАНТ

кандидат экономических наук Игнатьев Дмитрий

Организация арендует жилое помещение у физического лица, не являющегося индивидуальным предпринимателем.

Согласно условиям договора одновременно с платежом за первый месяц арендодателю перечисляется обеспечительный платеж (депозит) в размере 200 тыс. руб. Также в договоре указано, что депозит имеет целевой характер, а именно, возмещение расходов в случае нанесения арендатором имуществу ущерба. Также оговорено, что если в течение срока действия договора основания для использования арендодателем депозита не возникнут, то по окончании срока действия договора обеспечительный платеж подлежит возврату арендатору. В письме Минфина от 23 октября 2014 г. N 03-04-06/53577 сказано, что доходом, подлежащим налогообложению, будет являться сумма, удержанная арендодателем из обеспечительного платежа, а до момента удержания у арендодателя налогооблагаемого дохода не возникает. Руководствуясь данными разъяснениями, организация не удерживала НДФЛ из депозита. По окончании срока действия договора арендодатель обнаружил, что его имуществу был нанесен ущерб (повреждены стены и пол). Мастера, нанятые им для проведения ремонта, оценили свои услуги в 20 тыс. руб. Таким образом, арендодатель вернет арендатору 180 тыс. руб., а 20 тыс. руб. будут использованы им на покрытие расходов по устранению ущерба. Неизвестно, как была определена сумма нанесенного ущерба и какие документы между арендатором и арендодателем были при этом оформлены. Ремонт пока не производился, имеется только смета.

Будет ли в рассматриваемой ситуации сумма возмещения ущерба (20 тыс. руб.) облагаться НДФЛ? Какими документами можно подтвердить сам факт возникновения реального ущерба и его стоимость, чтобы 20 тыс. руб. не облагались НДФЛ? Может ли таким документом являться смета, составленная мастером?

Рассмотрев вопрос, мы пришли к следующему выводу:

Сумма возмещения реального ущерба, причиненного имуществу арендатора, удерживаемая из депозита, не является доходом арендатора и, соответственно, НДФЛ не облагается.

Конкретного перечня документов, подтверждающих факт причинения вреда имуществу арендодателя, равно как и размера подлежащего возмещению реального ущерба, законом не установлено. Подтверждать факт причинения вреда имуществу арендодателя в данном случае может оформленная арендодателем в адрес арендатора претензия с требованием о возмещении реального ущерба (желательно с приложением доказательств причинения вреда), а также двухсторонний акт (или иной документ) о выявленных недостатках арендованного имущества. Для обоснованности расчета сумм причиненного имуществу арендодателя реального ущерба, предъявленных к возмещению, возможно проведение независимой экспертизы. Кроме того, стороны могут ориентироваться и на составленную мастером смету с оговоркой, что размер реального ущерба в итоге будет определяться фактическими расходами арендодателя на ремонт поврежденного имущества, которые могут не совпадать с суммой, первоначально указанной в смете.

Обоснование вывода:

Согласно ст. 209 НК РФ объектом налогообложения НДФЛ признается доход, полученный налогоплательщиками:

— от источников в РФ и (или) от источников за пределами РФ — для физических лиц, являющихся налоговыми резидентами РФ;

— от источников в РФ — для физических лиц, не являющихся налоговыми резидентами РФ.

Доходом для целей исчисления НДФЛ признается экономическая выгода в денежной или натуральной форме, учитываемая в случае возможности ее оценки и в той мере, в которой такую выгоду можно оценить, и определяемая в соответствии с главой 23 НК РФ (п. 1 ст. 41 НК РФ).

На наш взгляд, при получении депозита по договору аренды у арендодателя в данном случае не возникает экономической выгоды и, соответственно, объекта налогообложения НДФЛ, поскольку депозит предназначен для обеспечения надлежащего исполнения арендатором своих обязательств по договору, не засчитывается в счет арендной платы и по истечении срока действия договора должен быть возвращен арендатору в полной сумме, если имуществу не будет причинен ущерб.

По нашему мнению, говорить о возникновении у арендодателя дохода в связи с перечислением ему депозита возможно лишь при удержании из него каких-либо сумм.

О правомерности такого подхода свидетельствуют, например, письма Минфина России от 23.10.2014 N 03-04-06/53577, от 26.06.2013 N 03-04-05/24290.

При этом мы считаем, что делать вывод о возникновении у арендодателя экономической выгоды при использовании им средств депозита по целевому назначению, то есть для возмещения реального ущерба, причиненного арендатором имуществу арендодателя, также нельзя (смотрите, например, письма Минфина России от 06.08.2018 N 03-04-06/55278, от 28.04.2014 N 03-04-06/43132, от 19.04.2013 N 03-04-06/13426, от 22.04.2010 N 03-04-06/10-81).

Соответственно, считаем, что как при получении депозита, так и при направлении его части на погашение реального ущерба у арендодателя в анализируемом случае не возникает объекта налогообложения НДФЛ.

Конкретного перечня документов, подтверждающих факт причинения вреда имуществу арендодателя, равно как и размера подлежащего возмещению реального ущерба, законом не установлено.

Читать еще:  Как сделать генеральную доверенность на оформление документов юридический справочник

На наш взгляд, подтверждать факт причинения вреда имуществу арендодателя в данном случае может оформленная арендодателем в адрес арендатора претензия с требованием о возмещении реального ущерба (желательно с приложением доказательств причинения вреда), а также двухсторонний акт (или иной документ) о выявленных недостатках арендованного имущества.

В письме Минфина России от 22.04.2010 N 03-04-06/10-81 разъясняется, что для обоснованности расчета сумм причиненного имуществу физического лица реального ущерба, предъявленных данных лицом к возмещению, возможно проведение независимой экспертизы (смотрите также постановление Тринадцатого ААС от 09.12.2016 N 13АП-20184/16).

Судебная практика показывает, что возмещение потерпевшему реального ущерба не может осуществляться путем взыскания денежных сумм, превышающих стоимость поврежденного имущества, либо стоимость работ по приведению этого имущества в состояние, существовавшее на момент причинения вреда (смотрите, например, определение ВС РФ от 08.09.2014 N 305-ЭС14-1629, постановление АС Дальневосточного округа от 21.06.2017 N Ф03-2066/17 по делу N А73-10551/2015, постановление АС Центрального округа от 05.05.2017 N Ф10-1678/17 по делу N А14-3568/2014, постановление АС Северо-Западного округа от 21.04.2016 N Ф07-2123/16 по делу N А56-23179/2015).

В этой связи полагаем, что величина подлежащего возмещению реального ущерба в данном случае может определяться исходя из стоимости ремонтных работ по приведению арендованного имущества в состояние, существовавшее на момент причинения вреда. Указанная стоимость может определяться сметой (п. 3 ст. 709 ГК РФ).

Таким образом, полагаем, что составленная мастером смета, определяющая стоимость ремонта поврежденного имущества, может подтверждать размер подлежащего возмещению арендодателю реального ущерба. При этом следует учитывать, что фактические расходы арендодателя на ремонт в итоге могут не совпадать с суммой, указанной в смете (например, при формировании приблизительной сметы и повышении итоговой стоимости работ — п.п. 4, 5 ст. 709 ГК РФ). В таком случае, на наш взгляд, следует ориентироваться на фактические (итоговые) затраты арендодателя.

Является ли доходом физического лица сумма возмещения ему материального ущерба по ДТП, выплаченная по соглашению сторон?

Какие документы нужны для подтверждения суммы ущерба, чтобы выплаченная сумма не считалась доходом и не облагалась НДФЛ?

Рассмотрев вопрос, мы пришли к следующему выводу:

Суммы возмещения реального ущерба, выплачиваемые физическому лицу по соглашению сторон, не являются объектом налогообложения НДФЛ. При этом, учитывая разъяснения Минфина России, физическому лицу целесообразно иметь документы, подтверждающие как сам факт причинения ему ущерба, так и его размер. В данном случае это могут быть: справка о ДТП, документы, подтверждающие право собственности лица на поврежденный автомобиль, соглашение между сторонами о возмещении причиненного в результате ДТП ущерба с приложением любых документов, обосновывающих его размер.

Согласно п. 1 ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей (п. 1 ст. 1068 ГК РФ).

Способами возмещения вреда являются возмещение вреда в натуре (предоставление вещи того же рода и качества, исправление поврежденной вещи и т.п.) или возмещение причиненных убытков, что следует из ст. 1082 ГК РФ.

В соответствии с п. 2 ст. 15 ГК РФ под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Как мы поняли, в анализируемой ситуации физическому лицу возмещен реальный ущерб.

Обязанность по уплате того или иного налога непосредственным образом связана с возникновением у налогоплательщика соответствующего объекта налогообложения (п. 1 ст. 38 НК РФ).

В соответствии со ст. 209 НК РФ объектом налогообложения по НДФЛ признается доход, полученный налогоплательщиками:

— от источников в РФ и (или) от источников за пределами РФ — для физических лиц, являющихся налоговыми резидентами РФ;

— от источников в РФ — для физических лиц, не являющихся налоговыми резидентами РФ.

Для целей исчисления НДФЛ доходом признается экономическая выгода в денежной или натуральной форме, учитываемая в случае возможности ее оценки и в той мере, в которой такую выгоду можно оценить, и определяемая в соответствии с главой 23 НК РФ (п. 1 ст. 41 НК РФ).

Согласно позиции Минфина России суммы возмещения реального ущерба, причиненного физическим лицам, не являются их доходом и не учитываются при определении налоговой базы по НДФЛ (смотрите, например, письма Минфина России от 28.04.2017 N 03-04-05/26078, от 29.11.2016 N 03-04-06/70481). Из ряда писем прослеживается, что это справедливо при условии документального подтверждения суммы реального ущерба (смотрите, например, письма Минфина России от 11.05.2016 N 03-04-05/27042, от 21.02.2012 N 03-04-06/6-41, от 17.01.2011 N 03-04-06/10-3, от 07.10.2010 N 03-04-06/6-243). Однако конкретного перечня таких документов специалисты финансового ведомства не приводят. Отсутствует он и в НК РФ, который прямо не устанавливает обязанности налогоплательщиков подтверждать сумму реального ущерба.

Учитывая приведенное требование Минфина России, налогоплательщику, на наш взгляд, целесообразно иметь документы, подтверждающие факт причинения ему реального ущерба и его размер. Полагаем, что применительно к рассматриваемой ситуации в качестве таковых могут выступать, например, справка о ДТП, документы, подтверждающие право собственности налогоплательщика на поврежденный автомобиль, соглашение между сторонами о возмещении причиненного в результате ДТП ущерба с приложением документов, обосновывающих его размер, конкретный перечень которых также не установлен законодательством. Так как в данном случае стороны пришли к согласию относительно размера реального ущерба, подлежащего возмещению, без участия страховой компании, полагаем, что привлечение для определения размера ущерба независимого эксперта необязательно.

Читать еще:  Как при ликвидации ооо передать имущество учредителю

Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ

Судьба потерянного дивиденда

Минфин России и ФНС России в письме от 22.06.2007 N 04-2-03/000995 рассмотрели вопрос налогообложения сумм реального ущерба в виде рыночной стоимости похищенных акций, полученных акционерами — физическими лицами по решению суда. По их мнению, такого рода выплаты являются доходом акционеров и подлежат обложению НДФЛ в общем порядке.

Прежде всего, рассмотрим аргументы, приведенные в письме. В самом начале документа дается отсылка к ст. 209 Налогового кодекса РФ, устанавливающей объект налогообложения НДФЛ, и п. 1 ст.210 НК РФ, определяющему налоговую базу по НДФЛ. Далее в письме говорится о том, что исчерпывающий перечень доходов физических лиц, не подлежащих налогообложению (освобождаемых от налогообложения) НДФЛ, определен ст. 217 Кодекса и «выплачиваемые физическим лицам по решению судов денежные суммы реального ущерба в этом перечне не поименованы». После этого дается ссылка на ст.226 НК РФ, устанавливающую особенности исчисления и уплаты НДФЛ налоговыми агентами. И в завершение письма сделан вывод: «полученные физическими лицами доходы в виде возмещения сумм реального ущерба в виде рыночной стоимости похищенных у акционеров акций, присужденных арбитражным судом, подлежат налогообложению у источника выплаты доходов, которым в данном случае является организация-эмитент, признаваемая в соответствии со статьей 226 Кодекса налоговым агентом, на которого возложена обязанность по исчислению, удержанию и уплате в бюджет суммы налога, начисленной непосредственно из доходов налогоплательщиков при их фактической выплате».

По мнению автора, вывод, содержащийся в указанном письме, по меньшей мере является спорным.

Внимательно проанализировав приведенные в письме нормы налогового законодательства, можно сделать прямо противоположный вывод. И основной аргумент следующий — возмещение ущерба в рассматриваемой ситуации не приводит к появлению дохода у акционера, а является лишь формой восстановления имущественного права физического лица.

Действительно, в соответствии с п.1 ст. 210 НК РФ при определении налоговой базы по НДФЛ учитываются все доходы налогоплательщика, полученные им как в денежной, так и в натуральной формах, или право на распоряжение которыми у него возникло, а также доходы в виде материальной выгоды, определяемой в соответствии со ст. 212 НК РФ. Но согласно ст. 41 НК РФ доходом признается экономическая выгода в денежной или натуральной форме, учитываемая в случае возможности ее оценки и в той мере, в которой такую выгоду можно оценить, и определяемая в соответствии с главами «Налог на доходы физических лиц», «Налог на прибыль организаций» НК РФ.

Иными словами, если вернуться к содержанию рассматриваемого письма, то, по мнению налоговых органов, возмещение реального ущерба акционерам равносильно «экономической выгоде», полученной самими акционерами (в данном случае — от эмитента на основании решения суда).

Термин «экономическая выгода» для целей применения норм налогового законодательства в тексте Налогового кодекса не расшифрован.

Но, если обратиться к соответствующим нормам гражданского законодательства, то становится ясно, что возмещение ущерба в такой ситуации не может рассматриваться в качестве «экономической выгоды», а является компенсацией убытков, причиненных акционерам. Так, в п. 2

ст. 15 Гражданского кодекса РФ содержится определение «убытков», под которыми, в частности, понимаются расходы, которые лицо, чье право было нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб). В рассмотренной в письме N 04-2-03/000995 ситуации акционеры получают от эмитента средства, эквивалентные стоимости акций, утраченных в результате неправомерных действий третьих лиц. Операция по отчуждению ценных бумаг происходила без какого-либо волеизъявления собственника данного имущества, против его воли. И речь здесь может идти лишь о возврате стоимости имущества, ранее принадлежавшего акционеру. Иными словами, речь может идти не о получении выгод в результате получения денежных средств, равнозначных стоимости утраченных акций, а о восстановлении нарушенного права на обладание имуществом определенной стоимости.

Аналогичный вывод содержится, например, в постановлении ФАС Московского округа от 17.03.2004 N КА-А40/1442-04. Суд отметил, что денежная сумма, полученная физическим лицом в счет возмещения убытков, не является его доходом, поскольку при возмещении убытков лицу компенсируется утрата имущества. И хотя данное решение принято по иску налогового органа, связанному с порядком исчисления подоходного налога (а не НДФЛ), принципиальный вывод суда может быть полезен и сегодня.

Если же предположить, что претензии налоговых органов связаны с тем, что возмещение ущерба в рассматриваемой ситуации производит не «похититель» акций, а эмитент, и не в натуральной форме (в виде тех же акций), а в денежной, то можно обратить внимание на следующее. Согласно п.1 ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. При этом законодательными актами обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда. А ст. 1082 ГК РФ определяет, что суд может обязать лицо, ответственное за причинение вреда, возместить вред в натуре (предоставить вещь того же рода и качества, исправить поврежденную вещь и т.п.) или возместить причиненные убытки (п. 2 ст. 15 ГК РФ). Следовательно, возмещение ущерба в денежной форме в данной ситуации не входит в противоречие с нормами действующего законодательства.

В итоге организации-эмитенты, на которых судом возложена обязанность по возмещению ущерба акционерам, могут выбрать один путь из двух возможных. Первый — не идти на конфликт с налоговыми органами, удержать сумму НДФЛ при выплате сумм возмещения ущерба и перечислить ее в бюджет. Второй вариант — не удерживать налог с акционера, ссылаясь на ненормативный характер письма и противоречивость его положений нормам НК РФ. Но в последнем случае, вероятно, правомерность своих действий будет необходимо отстаивать в суде.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector