0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Можно ли признать данную аудизапись доказательством по уголовному делу

Может ли аудиозапись быть доказательством в суде по уголовному делу

Уголовно-процессуального кодекса РФ, изъятая аудиокассета признается вещественным доказательством. Впоследствии указанная аудиокассета может служить предметом видеофоноскопической экспертизы, заключение которой явится еще одним доказательством, расшифрованная запись разговора может повлечь выявление ранее неизвестных фактов с последующей их проверкой и т.п. При этом органы уголовного преследования руководствуются статьями 42, 46-47 УПК РФ, которыми предусмотрено, что «… подозреваемый, обвиняемый, потерпевший имеют право… представлять доказательства», а также положениями п. 2. ст. 86 УПК РФ, а именно: «…Подозреваемый, обвиняемый, а также потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители вправе собирать и представлять … предметы для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств».

Аудиозапись в уголовном процессе — насколько законна?

Если технические средства использует суд, то он обеспечивает полноту протокола судебного заседания, а вот защитник может фиксировать процесс исключительно для удобства своей работы, объясняет логику Бородин. Он также цитирует определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда от 16 июня 2015 года № 14-АПУ15-3СП.
Из него следует, что аудиозапись защиты – это не повод ставить под сомнение содержание протокола. Ведь ее вела только одна из сторон в процессе. А это с учетом состязательности процесса и заинтересованности «не гарантирует полноту, объективность и достоверность аудиоинформации».
Уголовный процесс: достоверность и допустимость В силу очевидных причин аудио- и видеозаписи получили распространение именно в уголовном процессе.

Аудиозапись как доказательство в уголовном процессе.

N 78-О10-91 (уголовное дело, однако представляется, что выводы суда применимы и в гражданском и арбитражном процессе)Записывать надо на вещественный носитель, в частности, CD-диск с переписанной диктофонной записью, признается вещественным доказательством.

  1. ДВАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД – ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 17 июня 2009 г. по делу N А23-1338/09А-12-48.
  2. ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 5 августа 2010 г. N 78-О10-91 (уголовное дело, однако представляется, что выводы суда применимы и в гражданском и арбитражном процессе)
  3. ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 18 февраля 2010 г.
    N 87-О09-26 (уголовное дело, однако представляется, что выводы суда применимы и в гражданском и арбитражном процессе)
  4. ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ — КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 18 августа 2010 г.

Является ли скрытая аудиозапись доказательством в суде: судебная практика рф

Диктофонная запись (аудиозапись), как доказательство в суде

А кроме того, уточнить: нуждается ли в отдельной корректировке соотношение между субъективными правами гражданина и необходимостью выяснить истинные обстоятельства конкретного дела? Ведь получается, что каждый может записать свой разговор с каким-то человеком и при удобном случае использовать эту запись в собственных интересах. В целом же специалисты в области юриспруденции благосклонно отнеслись к попытке ВС РФ разобраться в столь непростом вопросе.
Опытные адвокаты отметили, что судьи выделили 2 основных критерия допустимости скрытой записи в формате аудио в качестве доказательства:

  1. По субъекту, который осуществлял запись.
  2. И по содержанию этой самой записи.

Именно такой подход на сегодняшний день гарантирует ненарушение прав другого лица.

Аудиозапись как доказательство в уголовном деле

Начиная с прошлого года (сразу после подписания соответствующего ФЗ за № 114 от 26.04.2016) фотоматериалы, а также аудио- и видеозаписи являются полноценными доказательствами в судах, рассматривающих административные дела. В гражданских процессах вопрос о доказательном признании вышеперечисленных материалов по-прежнему отдается на усмотрение судей (согласно ст 55, 59 и 60 ГПК).


Поэтому существующая на данный момент судебная практика весьма и весьма противоречива. Оглавление: 1. Аудиозапись как доказательство в гражданском процессе 2.

Заключения этой экспертизы может быть еще одним вещественным доказательством, добавляющим в уголовное дело новые, ранее неизвестные факты. Они могут быть основанием для последующих проверок и т.д. Органы, занимающиеся уголовным преследованием, руководствуются в своей работе статьями 42, а также 46 и 47 Уголовно-процессуального кодекса РФ. Положения этих статей закона определяют, что подозреваемый, а также обвиняемый и потерпевший могут предоставлять к уголовному делу те или иные вещественные доказательства.

Это же право дает и статья 86 этого кодекса. Она дает право участникам уголовного процесса собирать и позже представлять вещественные доказательства к уголовному делу. Так что в общих чертах собирание вещественных доказательств для уголовного процесса законно: выходит, что их можно собирать (а значит, и проводить аудиозапись) всем и в любых случаях.

Аудиозапись как доказательство в суде.

С одной стороны, ст. 24 Конституции запрещает собирать, хранить и использовать информацию о частной жизни лица без его согласия, комментирует адвокат Курбан Магомедов из АБ «Адвокат Про». С другой стороны, ч. 2 ст. 45 дает право защищать свои права и свободы всеми законными способами, цитирует Магомедов. Поэтому, продолжает он, судебная практика предъявляет к таким доказательствам несколько требований:

  • аудиозаписи должны быть необходимы для защиты нарушенного права;
  • вести запись должно то самое лицо, право которого нарушено;
  • из устройства для записи можно извлечь носитель (карту памяти) на случай, если нужно провести экспертизу.

Говорим «аудиозапись» – подразумеваем «экспертиза»: именно она подтверждает, что содержанию файла можно верить.

Является ли аудиозапись доказательством в гражданском суде?

При скептическом отношении следует усилить позицию проведением экспертизы (ходатайством о ее проведении). Что касается аргумента о проведении записи на кассету, то данные требования не предусмотрены действующим законодательством, кроме того, как правоохранительные органы, так и суды уже давно используют и признают цифровые аудиозаписи и их копии на CD-дисках.Тонким моментом является то, что если запись представлена на кассете или диске, то они приобщаются к материалам дела, как вещественные доказательства, если же прямо на цифровом диктофоне, то приложен к материалам дела должен быть диктофон, что является весьма неудобным для вас.

Однозначных норм, регламентирующих применение диктофонной записи в суде, нет. В каждом конкретном случае вопрос о приобщении диктофонной записи в качестве доказательства по делу решается судом индивидуально, в зависимости от конкретных обстоятельств.

Является ли скрытая аудиозапись недопустимым доказательством?

То есть, на первый взгляд, все как будто бы законно — аудиозапись является доказательством, которое было в соответствии с нормами УПК РФ представлено органу уголовного преследования. Однако в данном случае упускается из виду положение п.

УПК РФ, которое гласят: «Собирание доказательств осуществляется в ходе уголовного судопроизводства дознавателем, следователем, прокурором и судом путем производства следственных и иных процессуальных действий, предусмотренных настоящим Кодексом». Из изложенного видно, что сбор доказательств производится путем только процессуальных действий, производство которых является исключительной прерогативой только органов предварительного расследования и суда.

Закон не дает подозреваемому, обвиняемому, потерпевшему, а также иным лицам, участвующим в деле, право самостоятельно производить сбор доказательств, каковым и является запись переговоров.

Заем в свое время оформили на мужа, но требовался он для бизнеса жены, поэтому Стаханова указала в заявлении обоих ответчиков. Общность долга она решила подтвердить аудиозаписью телефонного разговора с Евгенией Белых.

Но Тверской областной суд не смог установить, относится ли к делу это доказательство, поскольку «носитель процессуально не оформлен, нет указаний, где, кем и при каких условиях производилась запись», и к тому же сама Белых не давала на это согласия (определение 33-798 от 16 февраля 2016 года). Нельзя помимо воли распространять сведения о личной или семейной тайне, объяснил облсуд.

Здесь запрет не работает, возразил Верховный суд и объяснил, почему: запись вела одна из участниц разговора, а сам он касался обстоятельств договора между ними. Дело отправилось на новое рассмотрение (см. «Больше ни звука: будет ли доказательством аудиозапись, сделанная без уведомления, решал ВС»).

Аудиозапись как доказательство в уголовном процессе

В Российской Федерации каждому гражданину гарантировано право на неприкосновенность частной жизни, в том числе на тайну телефонных переговоров. Вместе с тем, научно-технический прогресс завоёвывает всё новые и новые высоты, и теперь практически каждому доступно профессиональное оборудование для записи звука. Однако уголовно-процессуальное законодательство и судебная практика в России далеко не во всех случаях признают аудиозапись надлежащим доказательством.

Юристы Адвокатского бюро г. Москвы «Ошеров, Онисковец и Партнёры» проанализировали этот вопрос и подготовили перечень требований, которым должна отвечать аудиозапись, чтобы действительно стать доказательством в уголовном процессе.

От того, какую роль в уголовно-процессуальном смысле будет играть аудиозапись, зависит порядок и обстоятельства создания необходимого аудиофайла.

Аудиозапись признаётся вещественным доказательством только в том случае, если она собрана управомоченным на то лицом и в установленном законом порядке. УПК устанавливает общие правила сбора вещественных доказательств, касающихся в том числе и аудиозаписей. Ст. 86 УПК РФ закрепляет собирание доказательств как особую уголовно-процессуальную деятельность, осуществляемую дознавателем, следователем, прокурором и судом путём производства следственных и иных процессуальных действий, предусмотренных УПК. Подозреваемый, обвиняемый, а также потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители вправе собирать письменные документы и предметы, но лишь для приобщения в качестве доказательств. Следовательно, если вы являетесь участником дела и хотите добиться признания аудиозаписи доказательством, необходимо обратиться с соответствующим ходатайством (обращением) к субъектам уголовного процесса, управомоченным УПК на сбор вещественных доказательств, которые изымут аудиозапись и приобщат к делу.

Однако аудиозапись зачастую не так уж и сложно подделать, добавить нужные звуковые дорожки или, наоборот, постараться скрыть компрометирующую информацию. Поэтому следствию, а затем суду необходимо убедиться в подлинности и аутентичности аудиозаписи, т.е. в том, что она не подвергалась монтажу и т.п. С этой целью аудиозапись подвергают экспертизе.

Лица, уполномоченные уголовно-процессуальным законодательством, назначают проведение экспертизы аудиозаписи эксперту. Согласно ст. 57 УПК РФ, эксперт – это лицо, обладающее специальными знаниями, которое не может самостоятельно собирать материалы экспертизы и давать заключение о положениях, не относящихся к предмету экспертизы. Иными словами, эксперту предоставляется аудиозапись, а в постановлении о назначении экспертизы даётся перечень вопросов, на которые эксперт должен ответить в собственном заключении.

Как правило, для выявления подлинности и аутентичности аудиозаписи перед экспертом ставятся следующие вопросы: — Содержит ли запись следы механического монтажа (при обнаружении, к примеру, пауз, повторений); — Обнаружены ли в записи следы применения программ электронного монтажа (при обнаружении, например, отрезков с намеренно ухудшенном качеством звука); — Имеются ли в записи свидетельства преднамеренного прерывания её хода (предположим, в записи есть пропавшие отрезки).

Обращаем внимание на тот факт, что для исключения каких-либо сомнений в подлинности аудиозаписи, изыматься для экспертизы она должна с первоисточника. Если запись сделана на телефон – эксперт копирует её непосредственно с телефона, если на диктофон – то с диктофона и т.д. Технические данные об устройствах записи также имеют большое значение для экспертизы. В некоторых случаях всю запись подвергать экспертизе будет нецелесообразно, так как, к примеру, пятичасовая звуковая дорожка содержит лишь пять минут разговора, а всё остальное – шумы. И в этой ситуации эксперту необходимо извлекать с первоисточника всю запись, а анализировать лишь необходимые пять минут. Возможен и перенос указанных минут на отдельный носитель, однако в сопроводительных документах об этом обязательно делается соответствующая отметка.

Вместе с тем, экспертиза аудиозаписи может и не назначаться, если нет поводов сомневаться в аутентичности записи либо имеют места препятствия для экспертизы.

Невозможно оставить без внимания вопрос о выборе наиболее целесообразного способа исследования телефонных переговоров: остановиться ли на простой фиксации разговора на записывающее устройство или ходатайствовать о получении сведений о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами, где указывается о необходимости получения от операторов связи содержания телефонных переговоров. Представляется, что реализация второго варианта слишком затратна по усилиям и времени. Безусловно, с 01 июля 2018 года, согласно одной из статей так называемого «Пакета Яровой», операторы связи обязаны хранить на территории РФ информацию, переданную гражданами при пользовании услугами связи. Однако процесс получения носителей с записью разговоров может значительно затянуться. И если значение имеет установление фактов, имевших место в разговоре, наиболее целесообразным видится обращение с ходатайством об экспертизе уже существующей записи, чем обращение сначала к следователю, дознавателю либо суду, а затем – к операторам связи.

Аудиозапись как доказательство по уголовному делу

Аудиозапись как доказательство в уголовном процессе.

Юр. консультации по тел.
+7 (499) 677-15-69 (бесплатно для МСК)

Юр. консультации по тел.
+7 (812) 244-93-17 (бесплатно для СПБ)

Достижения научно-технического прогресса не стоят на месте. Сейчас включенные диктофоны применяются на любых переговорах, мероприятиях. Диктофоны с кассетами применяют также при визитах в государственные и другие органы.

Но не нарушается ли при этом предусмотренное Конституцией право на тайну переписки, переговоров и прочее? И вообще, насколько законно использование записи разговора без ведома другого лица?

Аудиозапись с точки зрения законодательства. С точки зрения Уголовно-процессуального кодекса (УПК), аудиокассета с записью является одним из вещественных доказательств в уголовном процессе. Обычно на практике органы дознания (следователь, дознаватель) получают от потерпевшего любым образом информацию о нахождении кассеты. Производится выемка аудиокассеты у лица, которое ее представило (в соответствии со ст. 81 УПК). Далее на основании этой же статьи кодекса аудиокассета считается вещественным доказательством в уголовном процессе.

В соответствии с УПК, изъятая аудиокассета еще может подлежать видеофоноскопической экспертизе. Заключения этой экспертизы может быть еще одним вещественным доказательством, добавляющим в уголовное дело новые, ранее неизвестные факты. Они могут быть основанием для последующих проверок и т.д.

Органы, занимающиеся уголовным преследованием, руководствуются в своей работе статьями 42, а также 46 и 47 Уголовно-процессуального кодекса РФ. Положения этих статей закона определяют, что подозреваемый, а также обвиняемый и потерпевший могут предоставлять к уголовному делу те или иные вещественные доказательства. Это же право дает и статья 86 этого кодекса. Она дает право участникам уголовного процесса собирать и позже представлять вещественные доказательства к уголовному делу. Так что в общих чертах собирание вещественных доказательств для уголовного процесса законно: выходит, что их можно собирать (а значит, и проводить аудиозапись) всем и в любых случаях.

На что нужно обратить внимание при собирании вещественных доказательств, в том числе и аудиозаписей. Делая аудиозаписи и потом, предъявляя их суду, а также и в других целях строго регламентируется Уголовно-процессуальным кодексом. Пункт 1 ст. 86 УПК дает четкое разъяснение процессу собирания вещественных доказательств, в том числе и аудиозаписей: такие действия осуществляются только в порядке, предусмотренным этим же кодексом.

Это означает, что сбор вещественных доказательств, в том числе и аудиозаписей, может проводиться только процессуальным путем. А процессуальными действиями могут заниматься только процессуальные органы – предварительного дознания и суда. А вот возможность заниматься сбором вещественных доказательств, другими лицами не предусмотрена. Так что законодательно потерпевший, обвиняемый или подозреваемый, а также другие лица, участвующие в уголовном процессе, не могут заниматься сбором аудиодоказательств. То есть такую аудиокассету органы уголовного процесса могут даже не брать во внимание. В силу положений статьи 75 УПК данная аудиокассета может рассматриваться как недопустимое вещественное доказательство, ведь аудиозапись была осуществлена лицом, которое не имело на это никакого права.

Законность аудиозаписей потерпевшим, а также обвиняемым и подозреваемым, которые производятся негласно, может производиться только по решению суда. Для того, чтобы такая процедура считалась законной, необходимо после возбуждения уголовного дела обратиться в суд или органы уголовного преследования для санкционирования подобного рода деятельности.

Статья 186 Уголовно-процессуального кодекса РФ предусматривает, что записываться могут и телефонные разговоры.

Можно ли признать данную аудизапись доказательством по уголовному делу

Дорогомиловский районный суд.

Всеобщие изменения назрели, поскольку быват, что протокол заседания не соответствует тому, что на нем происходило, отмечает управляющий партнер адвокатской конторы «Бородин и Партнеры» Сергей Бородин. По его мнению, в законе достаточно закрепить два простых положения:

  • суд обязан вести аудиозапись;
  • она является приложением к протоколу судебного разбирательства (это позволит сторонам с ними знакомиться и автоматически снимает ряд вопросов о его надлежащем заполнении).

Пока же защите, недовольной содержанием протокола, остается лишь ходатайствовать о приобщении к делу собственной аудиозаписи заседания.

Звукозапись. Как доказательство в гражданском процессе

Чтобы разобраться в вопросе, является ли аудиозапись доказательством в суде по гражданскому делу, следует обратиться к законодательству страны. Для начала стоит отметить статью 55 ГПК России. В ней указано, что факты по делу могут быть получены из письменных источников, а также из объяснений третьих лиц и сторон процесса. Кроме того, в качестве доказательства используется аудио и видеозапись. Получается, что такая звукозапись может быть принята во внимание в суде общей юрисдикции.

Также в статье 64 АПК России прописан тот факт, что в качестве фактов по делу могут приниматься письменные и вещественные бумаги, а также объяснение участвующих в процессе лиц. В этот список входят экспертизы от экспертов, консультации специалистов, видеозаписи и аудио материалы. Получается, что данное средство может применяться в арбитражном суде.

Но как показывает практика, аудиозапись в судебном заседании по уголовному делу предоставляется в редких случаях. Даже если такой факт будет предложен, приобщить разговор к документации соглашается не каждый судья. В некоторых случаях такие записи могут считаться недопустимыми, или же полученными ненадлежащим образом, что нарушает закон. Сегодня использование такого вида доказательства не является распространенным.

Является ли аудиозапись доказательством в гражданском суде?

Использовать диктофоны по поводу и без повода в ряде случаев считается чуть ли не признаком хорошего тона — предприниматели берут диктофоны на встречи с партнерами по бизнесу, при визитах в госструктуры и т.п. (естественно, производя запись разговора, без уведомления об этом собеседника).

В дальнейшем при возникновении конфликтной ситуации с партнером, с правоохранительными органами и т.п., когда решается вопрос о возбуждении уголовного дела либо уголовное дело уже возбуждено, в ход пускается имеющаяся аудиозапись. Кассета с записью (как минимум одна, но иногда их количество доходит до десятка) предъявляется в органы уголовного преследования как одно из доказательств (а зачастую чуть ли не самое основное) своей правоты и, соответственно, вины своего собеседника.

Но законна ли в этом случае произведенная самим лицом негласная аудиозапись?

Рассмотрим ситуацию более подробно. Как обычно происходит на практике, органы уголовного преследования — в данном случае следователь или дознаватель — получают в ходе допроса, основании заявления, либо иным путем информацию от потерпевшего (подозреваемого, обвиняемого) о наличии аудиокассеты с записью. На основании данной информации следователь (дознаватель) выносит постановление о производстве выемки, в соответствии с которым протоколом выемки изымают аудиокассету у лица, ее представившего. Далее, в соответствии со ст. 81 Уголовно-процессуального кодекса РФ, изъятая аудиокассета признается вещественным доказательством. Впоследствии указанная аудиокассета может служить предметом видеофоноскопической экспертизы, заключение которой явится еще одним доказательством, расшифрованная запись разговора может повлечь выявление ранее неизвестных фактов с последующей их проверкой и т.п.

При этом органы уголовного преследования руководствуются статьями 42, 46-47 УПК РФ, которыми предусмотрено, что «… подозреваемый, обвиняемый, потерпевший имеют право… представлять доказательства», а также положениями п. 2. ст. 86 УПК РФ, а именно: «…Подозреваемый, обвиняемый, а также потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители вправе собирать и представлять … предметы для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств». То есть, на первый взгляд, все как будто бы законно — аудиозапись является доказательством, которое было в соответствии с нормами УПК РФ представлено органу уголовного преследования.

Однако в данном случае упускается из виду положение п. 1 ст.86 УПК РФ, которое гласят: «Собирание доказательств осуществляется в ходе уголовного судопроизводства дознавателем, следователем, прокурором и судом путем производства следственных и иных процессуальных действий, предусмотренных настоящим Кодексом».

Из изложенного видно, что сбор доказательств производится путем только процессуальных действий, производство которых является исключительной прерогативой только органов предварительного расследования и суда. Закон не дает подозреваемому, обвиняемому, потерпевшему, а также иным лицам, участвующим в деле, право самостоятельно производить сбор доказательств, каковым и является запись переговоров. Принимая полученную указанными лицами аудиозапись как доказательство, органы уголовного преследования (а затем и суд) в ряде случаев не принимают во внимание, что указанная аудиозапись является недопустимым доказательством в силу положений п.3 ч.2 ст.75 УПК РФ, т.к. проведена лицом, не имеющим права осуществлять процессуальные действия по данному уголовному делу.

Кроме того, ст. 13 УПК РФ допускает ограничение права гражданина на тайну телефонных и иных переговоров только на основании судебного решения. Также часть 2 статьи 29 УПК РФ прямо предусматривает, что только суд правомочен принимать решения о контроле и записи телефонных и иных переговоров.

Проведенная негласная аудиозапись потерпевшим (подозреваемым, обвиняемым) при использовании соответствующих технических средств может быть признана законной исключительно с ведома органов уголовного преследования и с санкции суда. В данном случае после возбуждения уголовного дела лицо, полагающее, что в ходе предстоящей беседы могут быть получены сведения, имеющие значение для дела, должно обратиться в органы уголовного преследования с соответствующим заявлением.

При этом согласно ст.186 УПК РФ контроль и запись телефонных и иных переговоров допускаются при производстве по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях на основании судебного решения. При наличии угрозы совершения насилия, вымогательства и других преступных действий в отношении потерпевшего, свидетеля или их близких родственников, родственников, близких лиц контроль и запись телефонных и иных переговоров допускаются при отсутствии письменного заявления указанных лиц, на основании судебного решения.

При разработке уголовно-процессуального законодательства такая ситуация прямо не была предусмотрена, однако ситуации с предоставлением в правоохранительные органы самолично записанных аудиокассет возникают все чаще и чаще. К сожалению, в большинстве случаев подобные «доказательства» принимаются органами уголовного преследования как соответствующие законодательству и ложатся в основу обвинения, что является недопустимым. Таким образом, подводя итог, можно сделать вывод, что в случае скрытого применения научно-технических средств необходимо четко разграничить предусмотренное законодательством представление доказательств со стороны участников уголовного процесса как одно из гарантированных законом средств защиты их прав и свобод, от сбора доказательств, входящего в исключительную компетенцию следственных и судебных органов. В связи с этим полагаю необходимым внесение в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации соответствующего дополнения — включения императивной нормы, к примеру — «доказательства полученные при помощи скрытного применения научно-технических средств признаются допустимыми, в случаях когда их применение прямо предусмотрено законом».

Материал подготовил адвокат Сергей Манойлов

Без достижений научно-технического прогресса уже немыслимо наше время. Не обошли вниманием наши сограждане и такое техническое средство, как диктофон. Использовать диктофоны по поводу и без повода в ряде случаев считается чуть ли не признаком хорошего тона — предприниматели берут диктофоны на встречи с партнерами по бизнесу, при визитах в госструктуры и т.п. (естественно, производя запись разговора, без уведомления об этом собеседника).

В дальнейшем при возникновении конфликтной ситуации с партнером, с правоохранительными органами и т.п., когда решается вопрос о возбуждении уголовного дела либо уголовное дело уже возбуждено, в ход пускается имеющаяся аудиозапись. Кассета с записью (как минимум одна, но иногда их количество доходит до десятка) предъявляется в органы уголовного преследования как одно из доказательств (а зачастую чуть ли не самое основное) своей правоты и, соответственно, вины своего собеседника.

Но законна ли в этом случае произведенная самим лицом негласная аудиозапись?

Рассмотрим ситуацию более подробно. Как обычно происходит на практике, органы уголовного преследования — в данном случае следователь или дознаватель — получают в ходе допроса, основании заявления, либо иным путем информацию от потерпевшего (подозреваемого, обвиняемого) о наличии аудиокассеты с записью. На основании данной информации следователь (дознаватель) выносит постановление о производстве выемки, в соответствии с которым протоколом выемки изымают аудиокассету у лица, ее представившего. Далее, в соответствии со ст. 81 Уголовно-процессуального кодекса РФ, изъятая аудиокассета признается вещественным доказательством.

Может ли аудиозапись быть доказательством в суде по уголовному делу

С другой стороны, если я никого не посылал в судебном заседании, а мне «шьют»…, то запись, естественно, будет рассматриваться как доказательство, с одной стороны, моей невиновности, а с другой, — оснований для статьи 229… УК.

Если технические средства использует суд, то он обеспечивает полноту протокола судебного заседания, а вот защитник может фиксировать процесс исключительно для удобства своей работы, объясняет логику Бородин. Он также цитирует определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда от 16 июня 2015 года № 14-АПУ15-3СП.

Тогда ее еще возможно использовать в суде в качестве доказательства (в решении Арбитражного суда Нижегородской области от 27 февраля 2015 г.

Можно ли признать данную аудизапись доказательством по уголовному делу

Говорим «аудиозапись» – подразумеваем «экспертиза»: именно она подтверждает, что содержанию файла можно верить.
На основании данной информации следователь (дознаватель) выносит постановление о производстве выемки, в соответствии с которым протоколом выемки изымают аудиокассету у лица, ее представившего. Далее, в соответствии со ст. 81 Уголовно-процессуального кодекса РФ, изъятая аудиокассета признается вещественным доказательством. Впоследствии указанная аудиокассета может служить предметом видеофоноскопической экспертизы, заключение которой явится еще одним доказательством, расшифрованная запись разговора может повлечь выявление ранее неизвестных фактов с последующей их проверкой и т.п.

ПЕРВЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД – ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 6 ноября 2009 г. по делу N А79-1979/2007 – Определенные обстоятельства согласно закону могут быть подтверждены только письменными доказательствами, к коим диктофонная аудиозапись не относится.

Аудиозапись как доказательство в уголовном деле

В отличие от стороны обвинения (следователя, прокурора) подозреваемый/обвиняемый запросто может писать кого угодно, если иное не запрещено ЗАКОНОМ или не оговорено предварительными условиями в ЗАКОНЕ.
Такого интститута права, как аргумент, в природе не существует. Есть доказательство по делу. Если аудиозапись была сделана с соблюдением норм уголовного и гражданского процессуального законодательства, тогда она может служить доказательством в суде. Если нет — на усмотрение судьи, после ходатайтсва о приобщении записи к делу.

Если точнее – первое чтение он прошел в октябре 2014 года, спустя два года назначили ответственный за доработку комитет, и с тех пор новостей нет. Между тем суды общей юрисдикции получали аппаратуру в рамках второй и третьей целевых программ «Развитие судебной системы России», которые были утверждены еще в 2006 и 2012 годах. Тем не менее, отмечало Правительство в 2014 году, аудиосистемами оснащено лишь 40% судов общей юрисдикции, видеосистемами – около 10%. «В казне были выделены деньги на оборудование для аудиозаписи в залах судебных заседаний, только оно почему-то там не используется», – комментирует Клювгант.
Из документации к законопроекту следует, что процесс технического оснащения растянется еще на несколько лет – завершить его планируют в ходе выполнения программы «Развитие судебной системы России на 2013–2020 годы».

Является ли аудиозапись доказательством на суде?

Кассета с записью (как минимум одна, но иногда их количество доходит до десятка) предъявляется в органы уголовного преследования как одно из доказательств (а зачастую чуть ли не самое основное) своей правоты и, соответственно, вины своего собеседника. В частности, диктофонная запись (аудиозапись) часто может подтвердить в суде следующие факты: — факт дачи денег взаймы; — факт словестного оскорбления; — факт угроз; — факт признания долга; — факт черной заработной платы; — факт вымогательства взятки.

Конституция гарантирует неприкосновенность личной жизни и в то же время дает право защищаться всеми законными способами. Судам приходится находить грань между двумя нормами, оценивая аудиозаписи одной из сторон спора.

Без достижений научно-технического прогресса уже немыслимо наше время. Не обошли вниманием наши сограждане и такое техническое средство, как диктофон. Использовать диктофоны по поводу и без повода в ряде случаев считается чуть ли не признаком хорошего тона — предприниматели берут диктофоны на встречи с партнерами по бизнесу, при визитах в госструктуры и т.п. (естественно, производя запись разговора, без уведомления об этом собеседника).

В данном случае я бы обратился в КС РФ. Он бы, естественно, отказал в рассмотрении по существу, поскольку данный вопрос уже рассматривался, и не раз… Но он бы всё равно повторил свою позицию в Определении, сформулировав её применительно к данным правоотношениям. Что и нужно. Что достаточно.
ГПК РФ, ч. 4 ст. 158 ГПК РФ, ч. 7 ст. 11 АПК РФ, ч. 3 ст. 154 АПК РФ). На это стоит обратить внимание в связи с тем, что в протоколах судебных заседаний нередко оказываются упущенными важные для рассмотрения дела детали (главным образом из-за несовершенства средств и методов документирования хода судебного заседания).

Заем в свое время оформили на мужа, но требовался он для бизнеса жены, поэтому Стаханова указала в заявлении обоих ответчиков. Общность долга она решила подтвердить аудиозаписью телефонного разговора с Евгенией Белых.

запись как доказательство в уголовном деле

Без достижений научно-технического прогресса уже немыслимо наше время. Не обошли вниманием наши сограждане и такое техническое средство, как диктофон. Использовать диктофоны по поводу и без повода в ряде случаев считается чуть ли не признаком хорошего тона — предприниматели берут диктофоны на встречи с партнерами по бизнесу, при визитах в госструктуры и т.п. (естественно, производя запись разговора, без уведомления об этом собеседника).
Иными словами, если кто-то послал судью в ходе судебного заседания «далеко», то произведённая запись секретарём будет являться доказательством события как «протокол» судебного заседания. А вот — прокурором, — не будет! Думаю, понятно почему…

Рассмотрим ситуацию более подробно. Как обычно происходит на практике, органы уголовного преследования — в данном случае следователь или дознаватель — получают в ходе допроса, основании заявления, либо иным путем информацию от потерпевшего (подозреваемого, обвиняемого) о наличии аудиокассеты с записью. На основании данной информации следователь (дознаватель) выносит постановление о производстве выемки, в соответствии с которым протоколом выемки изымают аудиокассету у лица, ее представившего. Далее, в соответствии со ст. 81 Уголовно-процессуального кодекса РФ, изъятая аудиокассета признается вещественным доказательством. Зачастую мы просто забываем об их существовании и значении, хотя записанные с их помощью фонограммы достойны нашего внимания в не меньшей степени, чем подпись под важным документом.

Аудиозапись в уголовном процессе — насколько законна?

При этом органы уголовного преследования руководствуются статьями 42, 46-47 УПК РФ, которыми предусмотрено, что «… подозреваемый, обвиняемый, потерпевший имеют право… представлять доказательства», а также положениями п. 2. ст. 86 УПК РФ, а именно: «…Подозреваемый, обвиняемый, а также потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители вправе собирать и представлять … предметы для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств». То есть, на первый взгляд, все как будто бы законно — аудиозапись является доказательством, которое было в соответствии с нормами УПК РФ представлено органу уголовного преследования.

Отдельно остановимся на подтверждении факта дачи денег взаймы. Как указывают некоторые специалисты согласно ст.808 ГК РФ договор займа должен быть заключен в письменной форме, если его сумма превышает не менее чем в десять раз установленный законом минимальный размер оплаты труда, а в случае, когда займодавцем является юридическое лицо, — независимо от суммы.

Однако это мнение не соответствует закону, поскольку согласно ч.1 ст.162 ГК РФ несоблюдение простой письменной формы сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства.
Здесь запрет не работает, возразил Верховный суд и объяснил, почему: запись вела одна из участниц разговора, а сам он касался обстоятельств договора между ними.

Отдельно остановимся на подтверждении факта дачи денег взаймы. Как указывают некоторые специалисты согласно ст.808 ГК РФ договор займа должен быть заключен в письменной форме, если его сумма превышает не менее чем в десять раз установленный законом минимальный размер оплаты труда, а в случае, когда займодавцем является юридическое лицо, — независимо от суммы. На основании этого делают вывод о том, что якобы, никакими иными доказательствами, кроме письменного договора или расписки, подтвердить заем нельзя.

Вопрос экспертизы аудиофайла может быть поставлен не только в гражданском, но и в арбитражном, и в уголовном процессе. Но отношение к нему и вообще к такому виду доказательств во многом зависит от специфики отрасли.

В дальнейшем при возникновении конфликтной ситуации с партнером, с правоохранительными органами и т.п., когда решается вопрос о возбуждении уголовного дела либо уголовное дело уже возбуждено, в ход пускается имеющаяся аудиозапись. Кассета с записью (как минимум одна, но иногда их количество доходит до десятка) предъявляется в органы уголовного преследования как одно из доказательств (а зачастую чуть ли не самое основное) своей правоты и, соответственно, вины своего собеседника.

Является ли скрытая аудиозапись доказательством в суде: судебная практика рф

Уголовный процесс: достоверность и допустимость В силу очевидных причин аудио- и видеозаписи получили распространение именно в уголовном процессе.

Там целая процедура составления протокола о записи и так далее. Всё рассмотривается в каждом конкретном случае. Будут затруднения — обращайтесь к адвокатам.С уважением, адвокат Сергей Холодов.

Закон (в ч 2 ст 23 и ч 1 ст 24 Конституции РФ, а также в ч 8 ст 9 ФЗ за № 149 от 27 июля 2006 г «Об информации, информационных технологиях и защите информации») действительно щепетилен в вопросах тайны личности и содержит запрет на получение информации о конкретном лице без согласия самого лица. За незаконный же сбор сведений за спиной гражданина, а также за нарушение тайны телефонных разговоров и/или иных сообщений, правонарушителям грозит уголовная ответственность. Согласно ч 1 ст 137 и ч 1 ст 138 УК РФ, дело может закончиться 2-мя годами лишения свободы. Именно поэтому многие суды настаивают: о проведении соответствующей записи необходимо в обязательном порядке уведомить собеседника (так, чтобы это было слышно на фонограмме). На днях Верховный суд России признал доказательством аудиозапись разговоров, сделанную тайно. Речь шла о деле по взысканию задолженности.

Читать еще:  Преступления против собственности
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector