0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Можно отказаться от дачи образцов почерка в уголовном деле

Можно ли отказаться от предоставления образцов голоса либо почерка по уголовному делу.

Консультация юриста в Москве 8(495)997-16-34
Консультация юриста в Курске — 8(4712)746-806
Регионы — 8-800-201-16-39

В ходе защиты интересов доверителей по уголовным делам нередко возникает вопрос о предоставлении следственным органам образцов почерка или голоса. Данный вопрос может возникнуть, например, при необходимости установить принадлежность голоса на записи телефонных разговоров либо принадлежность почерка на документе, являющемся доказательством по уголовному делу.
Стоит отметить что, свидетель, подозреваемый либо обвиняемый по уголовному делу вправе отказаться от дачи показаний в рамках права не свидетельствовать против самого себя, своих близких родственников на основании статьи 51 Конституции РФ.
Данное право также относиться к вопросам получения образцов почерка и голоса. Как указал Конституционный Суд Российской Федерации, право каждого не свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, гарантированное Конституцией Российской Федерации, ее статьей 51 (часть 1), предполагает право лица отказаться не только от дачи показаний, но и от представления органам предварительного расследования и суду других доказательств, подтверждающих виновность в совершении преступления его самого или других лиц, указанных в данной конституционной норме (Постановление от 25 апреля 2001 года N 6-П; определения от 21 октября 2008 года N 564-О-О, от 24 декабря 2013 года N 1937-О и от 23.10.2014 г. № 2513-О).
В тоже время, в статье 202 Уголовно-процессуального кодекса РФ закреплено право следователя получить образцы для сравнительного исследования у подозреваемого, обвиняемого, свидетеля по делу.
Таким образом, в ряде случаев необходимые образцы для сравнительного исследования могут быть получены принудительно.
В силу правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, сформулированной в Определении от 24 сентября 2013 года № 1298-О, Конституция Российской Федерации, гарантируя каждому право защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом (статья 45, часть 2), и право не свидетельствовать против себя (статья 51, часть 1), не исключает возможность проведения различных процессуальных действий с участием подозреваемого или обвиняемого, а также использования документов, предметов одежды, образцов биологических тканей и пр. в целях получения доказательств.
При получении таких образцов не должны применяться методы, опасные для жизни и здоровья человека или унижающие его честь и достоинство, а потому норма ст. 202 Уголовно-процессуального кодекса РФ, предусматривающая право следователя получить образцы для сравнительного исследования у подозреваемого или обвиняемого, не может рассматриваться как умаляющая достоинство личности, охраняемое государством (статья 21 Конституции Российской Федерации).
Таким образом, при отказе подозреваемого или обвиняемого дать образцы для сравнительного исследования, они могут быть получены принудительно. Однако принудительное получение образцов почерка или голоса не представляется возможным.
Разумеется, у правоохранительных органов имеется возможность получить так называемые «свободные» и «условно свободные» образцы. Это образцы голоса, почерка полученные без согласия лица. Они могут получаться различными способами. Например, следователь может получить образец почерка, изъяв рукописный текст (образцы свободного почерка в виде блокнотов, записных тетрадей и т.д.) либо использовать образец голоса, полученный в результате оперативно-розыскных мероприятий. Однако юридическая сила подобных образцов порой является достаточно сомнительной.
В частности Конституционный Суд РФ неоднократно указывал, что проведение в связи с производством предварительного расследования по уголовному делу оперативно-розыскных мероприятий не может подменять процессуальные действия, для осуществления которых уголовно-процессуальным законом, в частности статьей 202 «Получение образцов для сравнительного исследования» УПК Российской Федерации, установлена специальная процедура указывал (Постановление от 06.11.2014 г. № 27-П, Определения от 25 февраля 2010 г. N 261-О-О, от 24 января 2008 г. N 104-О-О и от 1

декабря 1999 г. N 211-О).
В тоже время ничто не мешает правоохранительным органам получить необходимые образцы до возбуждения уголовного дела и предоставить их следователю вместе с другими результатами ОРД, либо применить при производстве следственных действий технические средства фиксации, например, диктофон при производстве допроса. В последнем случае должны быть соблюдены требования уголовно-процессуального законодательства, участники следственного действия должны быть предупреждены о применении технических средств, о применении технических средств для аудио- видеозаписи делается запись в протоколе.
В любом случае воспользоваться либо нет своим правом отказаться от дачи образцов прочерка либо голоса необходимо решать исходя из конкретных обстоятельств дела.

Автор текста: Адвокат Комаров Роман Петрович

Определение Конституционного Суда РФ от 28.09.2017 N 2211-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Урванцевой Веры Борисовны на нарушение ее конституционных прав частью четвертой статьи 21, статьями 86, 87 и 89 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, статьями 2, 6 и 12 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности»

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 28 сентября 2017 г. N 2211-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНКИ

УРВАНЦЕВОЙ ВЕРЫ БОРИСОВНЫ НА НАРУШЕНИЕ ЕЕ

КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ЧАСТЬЮ ЧЕТВЕРТОЙ СТАТЬИ 21,

СТАТЬЯМИ 86, 87 И 89 УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, СТАТЬЯМИ 2, 6 И 12

«ОБ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ»

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев по требованию гражданки В.Б. Урванцевой вопрос о возможности принятия ее жалобы к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданка В.Б. Урванцева, осужденная за совершение преступления, просит признать не соответствующими статьям 23, 51 и 55 (часть 2) Конституции Российской Федерации часть четвертую статьи 21 «Обязанность осуществления уголовного преследования», статьи 86 «Собирание доказательств», 87 «Проверка доказательств» и 89 «Использование в доказывании результатов оперативно-розыскной деятельности» УПК Российской Федерации, а также статьи 2 «Задачи оперативно-розыскной деятельности», 6 «Оперативно-розыскные мероприятия» и 12 «Защита сведений об органах, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность» Федерального закона от 12 августа 1995 года N 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», которые, как она утверждает, неконституционны, поскольку позволяют получать образцы голоса для сравнительного исследования путем проведения оперативно-розыскных мероприятий по поручению следователя в случае отказа лица от предоставления таких образцов в уголовно-процессуальном порядке, подменяя тем самым порядок производства следственных действий, установленный статьями 186 и 202 УПК Российской Федерации.

Как следует из жалобы и приложенных к ней материалов, В.Б. Урванцева отказалась от предоставления образцов своего голоса. В этой связи следователем ввиду необходимости производства фоноскопической экспертизы было дано поручение о проведении оперативно-розыскных мероприятий, направленных на получение свободных образцов голоса В.Б. Урванцевой, результаты которых в виде звукового файла приобщены к уголовному делу и использованы в доказывании.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

Согласно Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации уголовное преследование от имени государства по уголовным делам публичного и частно-публичного обвинения осуществляют прокурор, а также следователь и дознаватель; в каждом случае обнаружения признаков преступления прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель принимают предусмотренные этим Кодексом меры по установлению события преступления, изобличению лица или лиц, виновных в совершении преступления, осуществляют доказывание — собирание доказательств путем производства следственных и иных процессуальных действий, предусмотренных этим Кодексом, проверку и оценку доказательств в целях установления обстоятельств, подлежащих доказыванию (части первая и вторая статьи 21, статьи 73 и 85 — 88).

Статья 202 УПК Российской Федерации, предусматривая в части первой право следователя получить образцы для сравнительного исследования у подозреваемого, обвиняемого, одновременно в части второй устанавливает, что при получении таких образцов не должны применяться методы, опасные для жизни и здоровья человека или унижающие его честь и достоинство. Таким образом, данная норма допускает возможность принудительного получения образцов при условии обоснованности и соразмерности ограничения конституционных прав личности. В то же время образцы голоса подозреваемого, обвиняемого в силу их специфичности не могут быть получены в рамках предусмотренной процессуальной процедуры, даже принудительным путем, если лицо отказывается от их предоставления следователю, что делает невозможным реализацию положений статьи 202 УПК Российской Федерации и препятствует эффективному решению задач уголовного судопроизводства, защите прав потерпевших от преступлений. В этих условиях получение образцов голоса для сравнительного исследования у подозреваемого, обвиняемого допустимо с помощью иных процедур, предусмотренных действующим законодательством и не противоречащих требованиям статьи 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации.

Читать еще:  Отвод адвоката в уголовном деле основания

Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности», к числу задач которого относятся выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений, выявление и установление лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших (статья 2), в качестве одного из оснований для проведения оперативно-розыскных мероприятий называет поручения следователя, руководителя следственного органа, дознавателя, органа дознания или определения суда по уголовным делам и материалам проверки сообщений о преступлении, находящимся в их производстве (пункт 3 части первой статьи 7), а также устанавливает, что результаты оперативно-розыскной деятельности могут представляться в том числе следователю, в производстве которого находится уголовное дело, быть использованы для подготовки и осуществления следственных и судебных действий, использоваться в доказывании по уголовным делам в соответствии с положениями уголовно-процессуального законодательства, регламентирующими собирание, проверку и оценку доказательств, и в иных случаях, установленных этим Федеральным законом (части первая и вторая статьи 11, часть четвертая статьи 12). Вместе с тем органы и должностные лица, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, обязаны обеспечивать при проведении конкретных оперативно-розыскных мероприятий соблюдение законов, защиту прав и свобод граждан, что гарантируется, в частности, применением различных средств контроля, включая судебный, за законностью и обоснованностью таких мероприятий и использованием их результатов в уголовном судопроизводстве (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 20 марта 2007 года N 178-О-О, от 21 октября 2008 года N 862-О-О, от 17 июля 2014 года N 1752-О и др.).

Приведенные законоположения находятся в системном единстве с нормами Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, согласно которым дознаватель, следователь уполномочены давать органу дознания в случаях и порядке, установленных этим Кодексом, обязательные для исполнения письменные поручения о проведении оперативно-розыскных мероприятий, результаты которых могут быть использованы в доказывании (части первая и четвертая статьи 21, пункт 4 части второй статьи 38, пункт 6 части первой статьи 40.2, пункт 1.1 части третьей статьи 41, статья 89, часть первая статьи 144 и часть четвертая статьи 157). При этом проведение оперативно-розыскных мероприятий закон увязывает непосредственно с возникновением, изменением и прекращением уголовно-правовых и уголовно-процессуальных отношений. Общность публично-правовых отношений по поводу проверки информации о подготавливаемом, совершаемом или совершенном преступлении, которые подпадают под действие как Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, так и Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», свидетельствует о том, что проведение оперативно-розыскных мероприятий по поручению дознавателя, следователя не противопоставляется следственным и процессуальным действиям, а согласуется с ними. Такое регулирование отвечает как назначению уголовного судопроизводства — защите прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, защите личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод (статья 6 УПК Российской Федерации), так и достижению целей, в которых осуществляется оперативно-розыскная деятельность, таких как защита личности, общества и государства от преступных посягательств (статья 1 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности»), и, соответственно, обеспечению справедливости правосудия, что не может расцениваться как нарушение Конституции Российской Федерации, в том числе ее статей 45 (часть 1), 46 (часть 1) и 55 (части 2 и 3).

Как неоднократно отмечал Конституционный Суд Российской Федерации, право на неприкосновенность частной жизни (статья 23, часть 1, Конституции Российской Федерации) означает предоставленную человеку и гарантированную государством возможность контролировать информацию о самом себе, препятствовать разглашению сведений личного, интимного характера; в понятие «частная жизнь» включается та область жизнедеятельности человека, которая относится к отдельному лицу, касается только его и не подлежит контролю со стороны общества и государства, если она носит непротивоправный характер (Постановление от 16 июня 2015 года N 15-П; определения от 26 января 2010 года N 158-О-О, от 27 мая 2010 года N 644-О-О, от 22 января 2014 года N 113-О, от 25 сентября 2014 года N 2161-О и др.). Основанное на законе получение образцов голоса, необходимых для сравнительного исследования, означает не самовольное вмешательство в частную жизнь гражданина, а выполнение функции по защите общественных интересов от преступных посягательств, поскольку такие образцы необходимы для производства по уголовному делу.

Гарантированное статьей 51 (часть 1) Конституции Российской Федерации право не свидетельствовать против себя самого предполагает, что лицо может отказаться от дачи показаний и от представления правоохранительным органам других доказательств, подтверждающих его виновность в совершении правонарушения. Вместе с тем данное конституционное право не исключает возможность проведения различных процессуальных действий, а также использования документов, предметов одежды, образцов биологических тканей и пр. в целях получения доказательств — при условии соблюдения установленной законом процедуры осуществления соответствующих действий, последующей судебной проверки и оценки полученных доказательств (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 16 декабря 2004 года N 448-О, от 3 июля 2007 года N 594-О-П, от 11 мая 2012 года N 673-О, от 24 декабря 2012 года N 2392-О, от 24 сентября 2013 года N 1298-О, от 24 октября 2013 года N 1697-О и др.).

Получение образцов для сравнительного исследования у подозреваемого, обвиняемого, позволяющее объективно установить, оставлены ли ими следы в определенном месте или на вещественных доказательствах, — это действие, при проведении которого лицо не понуждается к свидетельствованию против самого себя по смыслу статьи 51 Конституции Российской Федерации, не делает заявлений о своей виновности и не представляет каких-либо доказательств. При этом сам по себе образец не является доказательством, а служит предметом для исследования, средством для проведения следственных действий и получения доказательства, которое подлежит проверке и оценке по правилам статей 87 и 88 УПК Российской Федерации.

К тому же, как отмечал Конституционный Суд Российской Федерации, результаты оперативно-розыскных мероприятий являются не доказательствами, а лишь сведениями об источниках тех фактов, которые, будучи полученными с соблюдением требований Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», могут стать доказательствами только после закрепления их надлежащим процессуальным путем, а именно на основе соответствующих норм уголовно-процессуального закона, т.е. так, как это предписывается статьями 49 (часть 1) и 50 (часть 2) Конституции Российской Федерации (определения от 4 февраля 1999 года N 18-О, от 25 ноября 2010 года N 1487-О-О, от 25 января 2012 года N 167-О-О, от 19 июня 2012 года N 1112-О, от 20 февраля 2014 года N 286-О, от 29 мая 2014 года N 1198-О, от 20 ноября 2014 года N 2557-О, от 29 сентября 2015 года N 2255-О, от 29 марта 2016 года N 479-О, от 28 марта 2017 года N 669-О и др.).

Таким образом, оспариваемые заявительницей законоположения не могут расцениваться как нарушающие ее конституционные права, а потому ее жалоба, как не отвечающая критерию допустимости, закрепленному Федеральным конституционным законом «О Конституционном Суде Российской Федерации», не может быть принята Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению.

Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Урванцевой Веры Борисовны, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Постановление от 30 июня 2016 г. по делу № 5-284/2016

Решение по административному делу

г. области 30 июня 2016 года

Мировой судья судебного участка №39 судебного района районного суда области Пыхтин И.И., рассмотрев дело об административном правонарушении в отношении Бурковой , рождения, уроженки с. района области, гражданки РФ, зарегистрированной и проживающей по адресу: область, район, с. , ул. , работающей звукооператором МУК » «, замужем, сведения о привлечении к административной ответственности отсутствуют, привлекаемой к административной ответственности за совершение правонарушения, предусмотренного ст. Раздел II. Особенная часть > Глава 17. Административные правонарушения, посягающие на институты государственной власти > Статья 17.7. Невыполнение законных требований прокурора, следователя, дознавателя или должностного лица, осуществляющего производство по делу об административном правонарушении’ target=’_blank’>17.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях,

Буркова , согласно составленного протокола, в минут по адресу: область, г. , ул. , умышленно не выполнила требование следователя, согласно постановления о получении у неё образцов для сравнительного исследования — образцов почерка по уголовному делу , по которому Буркова является свидетелем.

Читать еще:  Образец доверенности в суд по уголовному делу от юридического лица

1. протокол об административном правонарушении Бурковой от года;

2. копия постановления о возбуждении уголовного дела и принятии его к производству от года;

3. копия протокола допроса свидетеля Бурковой от ;

4. копия постановления о получении от Бурковой образцов для сравнительного исследования — образцов почерка от .

5. рапорт ст. следователя СО ОМВД России по району области от об обстоятельствах совершения Бурковой правонарушения.

Бурковой в судебном заседании разъяснены права, предусмотренные ст. Раздел IV. Производство по делам об административных правонарушениях > Глава 25. Участники производства по делам об административных правонарушениях, их права и обязанности > Статья 25.1. Лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении’ target=’_blank’>25.1 КоАП РФ, вину она не признала, пояснив, что она является свидетелем по уголовному делу , возбужденному в отношении её матери — Минкиной С.А.. Факт её отказа от предоставления образцов подчерка имел место, так как она воспользовалась положениями действующего законодательства не свидетельствовать против своих близких родственников, в данном случае — матери.

Защитник лица, привлекаемого к административной ответственности Бурковой — адвокат (удостоверение , ордер от ) в судебном заседании полагал необходимым производство по настоящему делу прекратить, так как в бездействии Бурковой отсутствует состав административного правонарушения.

Исследовав материалы дела, заслушав показания Бурковой мнение защитника, суд приходит к выводу, что производство по делу об административном правонарушении подлежит прекращению по следующим основаниям:

— Следователь вправе получить образцы почерка или иные образцы для сравнительного исследования у подозреваемого, обвиняемого, свидетеля, потерпевшего, а также у иных физических лиц и представителей юридических лиц в случаях, если возникла необходимость проверить, оставлены ли ими следы в определенном месте или на вещественных доказательствах (ч.1 ст. Часть 2. Досудебное производство > Раздел VIII. Предварительное расследование > Глава 27. Производство судебной экспертизы > Статья 202. Получение образцов для сравнительного исследования’ target=’_blank’>202 УПК РФ).

— Отказ свидетеля или потерпевшего от дачи показаний либо уклонение потерпевшего от прохождения освидетельствования, от производства в отношении его судебной экспертизы в случаях, когда не требуется его согласие, или от предоставления образцов почерка и иных образцов для сравнительного исследования наказывается штрафом в размере до сорока тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до трех месяцев. (Примечание. Лицо не подлежит уголовной ответственности за отказ от дачи показаний против себя самого, своего супруга или своих близких родственников) (ст. Особенная часть > Раздел X. Преступления против государственной власти > Глава 31. Преступления против правосудия > Статья 308. Отказ свидетеля или потерпевшего от дачи показаний’ target=’_blank’>308 УК РФ).

Указанными нормами закона, под страхом привлечения к уголовной ответственности, на свидетеля не возлагается обязанность в любом случае предоставлять образцы подчерка, в отличие от потерпевшего.

— Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом (ст. Раздел I > Глава 2. Права и свободы человека и гражданина > Статья 51′ target=’_blank’>51 Конституции РФ).

Указанным нормами, закон наделяет лицо правом отказаться не только от дачи показаний, но и от предоставления уполномоченным органам других доказательств, подтверждающих виновность в совершении преступления его самого или других лиц, указанных выше.

П О С Т А Н О В И Л :

Постановление может быть обжаловано и опротестовано в течение 10 дней со дня вручения либо получения копии постановления в районный суд области.

Возможно ли принудительное изъятие образцов для сравнительного исследования

Согласно ч. 1 ст. 202 УПК РФ следователь вправе получить образцы почерка или иные образцы для сравнительного исследования у подозреваемого, обвиняемого, свидетеля, потерпевшего, а также в соответствии с ч. 1 ст. 144 того же Кодекса у иных физических лиц и представителей юридических лиц в случаях, если возникла необходимость проверить, оставлены ли ими следы в определенном месте или на вещественных доказательствах. При этом в данной статье не конкретизируется, каким именно образом следователь вправе получать такие образцы — принудительно или только с согласия того, у кого они изымаются.

Данная норма нередко, в том числе и в судебной практике, толкуется так, что предполагает возможность принудительного (силового) изъятия образцов, как у обвиняемого и подозреваемого (по аналогии закона), так и у потерпевшего и свидетеля 1 .

ПРИНУЖДЕНИЕ ПРИ ПОЛУЧЕНИИ ОБРАЗЦОВ — ТОЛЬКО К ПОТЕРПЕВШЕМУ

Действительно, по правилам п. 4 ч. 5 ст. 42 УПК РФ 2 потерпевший не вправе уклоняться от прохождения освидетельствования, от производства в отношении него судебной экспертизы в случаях, когда не требуется его согласие, или от предоставления образцов почерка и иных образцов для сравнительного исследования. Статья 308 УК РФ устанавливает уголовную ответственность за отказ свидетеля или потерпевшего от дачи показаний либо уклонение потерпевшего от прохождения освидетельствования, производства в отношении него судебной экспертизы в случаях, когда не требуется его согласие, или от предоставления образцов почерка и иных образцов для сравнительного исследования.

Сравнение этих норм позволяет заключить, что УПК и УК РФ исходят из возможности применения принуждения (в том числе в случае необходимости изъятия образцов) лишь к потерпевшему. Однако в отношении свидетеля, обвиняемого и подозреваемого закон не предусматривает применение принуждения, а тем более возможности принудительного (силового) изъятия образцов. Более того, ч. 2 ст. 9 УПК РФ прямо устанавливает, что никто из участников уголовного судопроизводства не может подвергаться насилию 3 , пыткам, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению. Кстати, именно элементом насилия над личностью принудительное (силовое) изъятие образцов (если, конечно, допустить, что оно вообще возможно), когда это связано с нарушением телесной неприкосновенности (например, при заборе крови и т. п.), и может отличаться от других принудительных силовых действий: обыска, выемки, а также освидетельствования 4 , при которых воздействие направлено непосредственно не против лица, а против предметов. Согласно ч. 1 ст. 22 Конституции РФ каждый человек имеет право на личную неприкосновенность, которая предполагает в первую очередь неприкосновенность самого тела человека. Не означает ли это, что силовое изъятие образцов для судебной экспертизы вообще недопустимо без согласия испытуемого лица?

Представляется, что в любом случае правомочие органов предварительного расследования и суда на принудительное изъятие образцов следует толковать ограничительно.

ПРИМЕНЯТЬ ПРИНУЖДЕНИЕ ПО АНАЛОГИИ НЕДОПУСТИМО

В уголовно-процессуальном праве применять принуждение по аналогии в принципе недопустимо в силу используемого в нем метода правового регулирования, ибо в этой области может быть «разрешено только то, что разрешено». Поэтому если в отношении обвиняемого или подозреваемого, свидетеля, представителей юридических и иных физических лиц законодатель не разрешил изъятие образцов под угрозой применения мер принуждения (хотя имел для этого полную возможность), а сделал это лишь в отношении потерпевшего, значит, такова его воля.

ПРИНЦИП ЗАЩИТЫ ДОСТОИНСТВА ИМЕЕТ АБСОЛЮТНЫЙ ХАРАКТЕР

В части 2 ст. 202 УПК РФ предусмотрено, что при получении образцов для сравнительного исследования не должны применяться методы, опасные для жизни и здоровья человека или унижающие его честь и достоинство. Это отвечает требованиям ч. 1 ст. 21 Конституции РФ, согласно которой «достоинство личности охраняется государством. Ничто не может быть основанием для его умаления». Слово «ничто» здесь буквально означает — никакая внешняя целесообразность (в том числе нужды чрезвычайного или военного положения, борьбы с преступностью, судопроизводства и т. п.) не дает государству права делать изъятия из принципа уважения человеческого достоинства. Таким образом, на принцип защиты достоинства личности не распространяется возможность ограничения конституционных прав и свобод даже в случаях, названных в ч. 3 ст. 55 Конституции РФ. Следовательно, если способ принудительного изъятия образцов так или иначе умаляет достоинство (то есть положительную самооценку) личности, он неправомерен.

ЧТОБЫ ПОЛУЧИТЬ ОБРАЗЦЫ ДЛЯ ЭКСПЕРТИЗЫ, НУЖНО СОГЛАСИЕ ЛИЦА

При получении некоторых образцов лицо может также претерпевать физическую боль, а в отдельных случаях даже подвергаться опасности для здоровья. Однако по смыслу ст. 35 Федерального закона от 31.05.2001 «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» 5 при производстве судебной экспертизы запрещается применять методы исследований и получения образцов, если они сопряжены с сильными болевыми ощущениями или способны отрицательно повлиять на здоровье лица, методы оперативного вмешательства, а также методы, запрещенные к применению в практике здравоохранения законодательством РФ.

Читать еще:  Преступная небрежность в уголовном праве

Более того, согласно ч. 2 ст. 21 Конституции РФ «никто не может быть без добровольного согласия подвергнут медицинским, научным или иным опытам». Опыт же, по нормам русского языка, определяется как воспроизведение того или иного явления экспериментальным путем либо создание какого-то нового объекта в определенных условиях с целью исследования, испытания 6 . Но что есть получение образца для проведения экспертизы, если не создание нового объекта для исследования и испытания (сравнения)? В этом смысле экспертиза с использованием образцов для сравнительного исследования есть не что иное, как медицинский, научный или иной опыт.

ПОЗИЦИЯ КС РФ

Правоприменитель обязан соблюдать и требования, изложенные в постановлениях и определениях Конституционного Суда РФ. В определении от 16.12.2004 № 448-О 7 сказано следующее. Право каждого не свидетельствовать против себя самого, как и закрепленное ст. 49 (части 1 и 2) Конституции РФ право не доказывать свою невиновность и считаться невиновным до тех пор, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном законом порядке, являются в силу ее ст. 18 непосредственно действующими. Эти права должны обеспечиваться правоприменителем на основе закрепленного в ч. 1 ст. 15 Конституции РФ требования о прямом действии конституционных норм. Поэтому соответствующие должностные лица органов, осуществляющих уголовное преследование, обязаны разъяснить лицу, подозреваемому или обвиняемому в преступлении, его право отказаться от дачи показаний и от предоставления иных доказательств по поводу совершенного деяния, не оказывая на него давления или принуждения в целях получения доказательств, подтверждающих обвинение. Такая позиция изложена Конституционным Судом РФ в постановлении от 25.04.2001 по делу о проверке конституционности ст. 265 УК РФ.

Вместе с тем закрепление в Конституции РФ права не свидетельствовать против себя самого не исключает возможности проведения — независимо от того, согласен на это подозреваемый или обвиняемый либо нет, — различных процессуальных действий с его участием (осмотр места происшествия, опознание, получение образцов для сравнительного исследования), а также использования документов, предметов одежды, образцов биологических тканей и пр. в целях получения доказательств по уголовному делу. Подобные действия — при условии соблюдения установленной уголовно-процессуальным законом процедуры и последующей судебной проверки и оценки полученных доказательств — не могут быть расценены как недопустимое ограничение гарантированного ч. 1 ст. 51 Конституции РФ права, поскольку их совершение предполагает достижение конституционно значимых целей, вытекающих из ее ч. 3 ст. 55.

Таким образом, Конституционный Суд РФ:

а) недвусмысленно выводит из права обвиняемого не свидетельствовать против самого себя право не предоставлять и иные доказательства своей виновности 8 ;

б) допускает проведение процессуальных действий независимо от согласия подозреваемого и обвиняемого с их участием;

в) требует последующего судебного контроля за этими действиями.

При этом следует отметить существенное различие между правом обвиняемого (подозреваемого) не предоставлять доказательства против самого себя и его безусловной обязанностью участвовать в процессуальном действии. Однако процессуальное действие не сводится лишь к принудительному элементу (до которого дело может и не дойти — вспомним обыск), а включает определенную процедуру, в том числе разъяснение прав и обязанностей, заслушивание заявлений и ходатайств участников, составление протокола. Поэтому можно (и нужно) принимать участие в таком действии, но в ходе его возможен и отказ от предоставления образца.

В определении от 24.09.2013 № 1297-О 9 Конституционный Суд РФ развил изложенную выше позицию, дополнив ее указанием на необходимость соблюдения требования соразмерности ограничения права на неприкосновенность личности при изъятии образцов: Конституция РФ, гарантируя каждому право защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом ч. 2 ст. 45, и право не свидетельствовать против себя ч. 1 ст. 51, не исключает возможность проведения различных процессуальных действий с участием подозреваемого или обвиняемого, а также использования документов, предметов одежды, образцов биологических тканей и пр. в целях получения доказательств. В соответствии с требованиями ч. 3 ст. 55 Конституции РФ УПК РФ предусматривает возможность производства процессуальных действий (в том числе получения образцов для сравнительного исследования) и применения мер принуждения, связанных с ограничением права граждан на личную неприкосновенность, в целях защиты прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений (п. 1 ч. 1 ст. 6), обеспечивая обоснованность и соразмерность ограничений указанного права, а также требует судебного контроля за производством данных действий, предоставляя заинтересованным лицам право на судебную защиту их прав и свобод (определения КС РФ от 03.07.2007 № 594-О-Пи от 13.10.2009 № 1232-О-О).

В приведенных выше решениях Конституционного Суда РФ также отсутствует утверждение, что само по себе изъятие образцов может производиться силовым образом, а говорится лишь о соразмерном применении мер принуждения. Причем вряд ли кто-нибудь решится всерьез оспаривать: такое принуждение (впрочем, как и любое другое государственное принуждение) может производиться лишь в законном, то есть установленном УПК РФ порядке, а значит, здесь имеются в виду меры процессуального принуждения.

Но УПК РФ содержит целый раздел IV, который посвящен урегулированию именно мер процессуального принуждения. Так, согласно ст. 111 (гл. 14) в целях обеспечения установленного данным Кодексом порядка уголовного судопроизводства, надлежащего исполнения приговора дознаватель, следователь или суд вправе применить к подозреваемому или обвиняемому следующие меры процессуального принуждения:

— обязательство о явке;

— временное отстранение от должности;

— наложение ареста на имущество.

Однако ни одна из перечисленных мер принуждения явно не предназначена для изъятия образцов. А в части 2 той же статьи сказано: «В случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, дознаватель, следователь или суд вправе применить к потерпевшему, свидетелю, гражданскому истцу, гражданскому ответчику, эксперту, специалисту, переводчику и (или) понятому следующие меры процессуального принуждения: 1) обязательство о явке; 2) привод; 3) денежное взыскание». Следовательно, лишь к потерпевшему и свидетелю, если они отказываются добровольно предоставить образцы, можно применить меру принуждения в виде денежного взыскания в порядке ст.ст. 117–118 УПК РФ 10 . Эту меру можно рассматривать и как соразмерное ограничение права на личную неприкосновенность указанных участников процесса. Она понуждает к недобровольному согласию на предоставление образцов чисто правовыми средствами (правовое принуждение), а именно под угрозой наказания.

ВЫВОДЫ

С учетом указанных выше конституционно-правовых запретов (ст.ст. 21, 22 Конституции РФ), приведенных позиций Конституционного Суда РФ и по прямому смыслу УПК РФ изъятие образцов для сравнительного исследования возможно в следующих альтернативных вариантах:

а) в добровольном порядке;

б) таким образом, чтобы это не затрагивало несоразмерно принцип неприкосновенность личности, а именно:

— путем обеспечения физического присутствия, в том числе посредством доставления или привода обвиняемого, подозреваемого, свидетеля или потерпевшего;

— при условии разъяснения участникам этого процессуального действия их прав и обязанностей;

— в случае отказа от добровольного предоставления образцов — с последующим применением мер процессуального принуждения в виде денежного взыскания, налагаемого на потерпевшего 11 или свидетеля.

Что же касается обвиняемого (подозреваемого), то факт остается фактом: УПК не предоставляет следователю или суду правомочия принудительно изымать у них образцы для сравнительного исследования, — по-видимому, чтобы не нарушать презумпцию невиновности и право хранить молчание (в широком смысле). Но тогда, как можно обеспечить интересы правосудия, если по делу необходимо исследование образцов, получаемых от обвиняемого, а это не представляется возможным.

Как ни странно, на помощь здесь приходит УК РФ. Согласно недавно введенному примечанию 2к ст. 264 (в ред. Федерального закона от 03.07.2016 № 328-ФЗ 12 ) лицом, находящимся в состоянии опьянения, признается в том числе лицо, управляющее транспортным средством, которое не выполнило законного требования уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения в порядке и на основаниях, предусмотренных законодательством РФ. То есть необходимость в получении образцов от подозреваемого здесь просто отпадает, ибо состояние опьянения считается доказанным. Его молчание (отказ проходить медицинское освидетельствование) обращается против него же.

Таким образом, на данный момент ничто не мешает суду учесть и отказ обвиняемого (подозреваемого) в добровольном предоставлении образцов для сравнительного исследования в качестве изобличающего доказательства (так называемая улика поведения) в числе других доказательств и фактов при решении вопроса о его виновности в совершении преступления.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector