0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Некоторые спорные вопросы отвода адвоката участвующего в уголовном деле

Некоторые спорные вопросы отвода адвоката, участвующего в уголовном деле

Действующий закон связывает необходимость отстранения адвоката от участия в деле только с теми обстоятельствами, которые указаны в ст. 72 УПК РФ. Исключительность перечня, приведенного в данной статье УПК РФ, подтверждается позицией Конституционного суда РФ, сформулированной в Определении от 19.03.2009 № 322-О-О: «Отстранение защитника от участия в деле дознавателем, следователем или судом не должно быть произвольным, возможно лишь по основаниям, установленным Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации».

Действующий закон связывает необходимость отстранения адвоката от участия в деле только с теми обстоятельствами, которые указаны в ст. 72 УПК РФ. Исключительность перечня, приведенного в данной статье УПК РФ, подтверждается позицией Конституционного суда РФ, сформулированной в Определении от 19.03.2009 № 322-О-О: «Отстранение защитника от участия в деле дознавателем, следователем или судом не должно быть произвольным, возможно лишь по основаниям, установленным Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации».

В уголовном деле по обвинению В. совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 285, ст. 289 УК РФ следователь принял решение об отводе защитника, руководствуясь положениями п. 3 ч. 1 ст. 72 УПК РФ, на том основании, что защитник ранее оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам защищаемого им обвиняемого.

Коротко опишем ситуацию. Из материалов дела следует, что адвокат М.. принимал участие в следственных действиях с участием свидетелей в порядке, предусмотренном ч. 5 ст. 189 УПК РФ. На этапе выполнения требований, предусмотренных ст. 217 УПК РФ, тот же адвокат М. вступил в дело в качестве защитника обвиняемого В. На основании того, что следователь, ведущий производство по делу включил показания свидетелей, которым адвокат М. оказывал юридическую помощь, в перечень доказательств обвинения и, руководствуясь п. 3 ч.1 ст. 72 УПК РФ, защитник обвиняемого был отведен из уголовного дела. Следователь в своем постановлении указал, в частности, что адвокат М. принимал участие в следственных действиях с участием лиц, которые имеют «статус свидетелей со стороны обвинения».

Суд отказал в удовлетворении жалобы и отмене постановления об отводе защитника, ссылаясь на обоснованность принятого следователем решения и несостоятельность доводов обвиняемого и его защитника. В частности, судья указал, что «следователем обосновано был сделан вывод о том, что интересы обвиняемого В. и свидетелей противоречат друг другу». Обоснованные возражения и доводы адвоката М., который указывал, что показания всех указанных свидетелей, которым он оказывал юридическую помощь в порядке ст. 189 УПК РФ, указаны им в качестве доказательств защиты, суд при этом признал несостоятельными.

1. Следует отметить, что законные интересы участников в уголовном судопроизводстве бывают двух видов. Первая группа интересов выражается в заинтересованности в исходе дела (то есть, по сути, носит материально-правовой характер). Вторая группа – собственно процессуальные интересы, которые заключаются в соблюдении процессуальных прав участника. Если участник имеет интерес в исходе дела, то согласно уголовно-процессуальному закону, он представляет сторону обвинения или защиты, если участник не имеет заинтересованности в исходе дела, его интерес может выразиться только в соблюдении его процессуальных прав и в законности наложения обязанностей и ответственности. Свидетель согласно главам 6,7,8 УПК РФ к сторонам в уголовном процессе не относится, заинтересованности в исходе дела с точки зрения законодателя, не имеет, таким образом, его законные интересы в рамках уголовного дела могут носить только процессуальный характер. Противоречия между интересами обвиняемого и свидетеля, таким образом, могут быть связаны с нарушением обвиняемым процессуальных прав свидетеля. Подобные противоречия фактически могут выразиться в угрозах безопасности свидетеля или его близких.

Полагаем, в самом широком смысле (причем, не вытекающем из буквального текста УПК РФ, предусматривающего весьма жесткую конструкцию деления участников на стороны, а основанном на обобщении практики) можно установить возможность конфликта интересов обвиняемого и свидетеля в некоторых случаях. В частности, если кто-либо из свидетелей ранее участвовал в производстве по данному делу в качестве подозреваемого или обвиняемого, потерпевшего, или был родственником указанных лиц. Однако, как следовало из материалов дела по обвинению В., подобных обстоятельств в данном деле не существовало.

Свидетели, которым адвокат оказывал юридическую помощь, по данному уголовному делу, участвовали в данном деле только в качестве свидетелей, подозрения и обвинения в их адрес не выдвигались, оснований для признания этих лиц потерпевшими также не имелось. Также указанные свидетели, как это следует из существа обвинения, не являлись родственниками потерпевших или иных обвиняемых по данному делу. Из материалов не следовало, что существует или существовала угроза безопасности указанных свидетелей.

Таким образом, утверждение о наличии какого-либо конфликта (противоречий) интересов по уголовному делу у данных свидетелей и обвиняемого не нашло подтверждения.

2. Указание следователя, ведущего производство по делу В. и принявшего решение об отводе адвоката, и судьи, оставившей это постановление в силе, на процессуальный статус свидетелей как «свидетелей обвинения», не должно иметь юридической силы, так как оно не основано на законе.

В частности, статья 15 УПК РФ предусматривает, что уголовное судопроизводство осуществляется на основе состязательности сторон, в частности, стороны защиты и стороны обвинения. Рассматривая в совокупности ст. 15 и главы 6 и 7 УПК РФ можно сделать однозначный вывод, что действующий УПК РФ не относит такого участника уголовного процесса как свидетель к сторонам уголовного судопроизводства и вообще не предусматривает деление свидетелей на свидетелей защиты и свидетелей обвинения.

Всякое подобное деление не соответствует букве и смыслу уголовно-процессуального закона и, думается, не должно приниматься судом во внимание до момента принятия решения по существу уголовного дела. Эта позиция подкрепляется тем, что согласно статье 17 УПК судья, следователь, дознаватель и прокурор оценивают доказательства самостоятельно и по своему внутреннему убеждению, причем никакие доказательства, в том числе и показания свидетеля не имеют заранее установленной силы. Поэтому утверждения стороны обвинения в рассматриваемом случае, что показания свидетелей относятся к доказательствам обвинения, имеют точно такое же оценочное значение как утверждение защитника, который те же самые показания указал как доказательства защиты. Кроме того доказательства, подтверждающие позицию защиты, точно так же как и доказательства, подтверждающие обвинение, указываются в обвинительном заключении.

Таким образом, до рассмотрения дела судом по существу и оценки этих показаний в приговоре или ином решении суда 1 инстанции, любой однозначный вывод о направленности показаний указанных свидетелей представляется преждевременным и не соответствующим требованиям уголовно-процессуального закона.

Вышесказанное позволяет прийти к следующему выводу. Адвокат М., действовавший в порядке, предусмотренном ст. 189 УПК РФ, не представлял интересы свидетелей, которые могли бы противоречить интересам обвиняемого. Перечень обстоятельств, исключающих участие адвоката в уголовном деле (ст. 72 УПК РФ), не включает в себя указание на отстранение адвоката в случаях оказания им юридической помощи другим участникам уголовного дела при отсутствии противоречий в интересах. Отнесение показаний свидетелей к доказательствам обвинения следователем и без учёта мнения стороны защиты, носит предварительный и субъективный характер и не указывает на наличие противоречий интересов обвиняемого и свидетелей.

Опубликовано: Совершенствование деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью в современных условиях. Материалы Международной научно-практической конференции (2-3 ноября 2012 года) Выпуск 9. Тюмень: ТГАМЭУП, 2012.

Некоторые спорные вопросы отвода адвоката участвующего в уголовном деле

Действующий закон связывает необходимость отстранения адвоката от участия в деле только с теми обстоятельствами, которые указаны в ст. 72 УПК РФ. Исключительность перечня, приведенного в данной статье УПК РФ, подтверждается позицией Конституционного суда РФ, сформулированной в Определении от 19.03.2009 № 322-О-О: «Отстранение защитника от участия в деле дознавателем, следователем или судом не должно быть произвольным, возможно лишь по основаниям, установленным Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации».

В уголовном деле по обвинению В. совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 285, ст. 289 УК РФ следователь принял решение об отводе защитника, руководствуясь положениями п. 3 ч. 1 ст. 72 УПК РФ, на том основании, что защитник ранее оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам защищаемого им обвиняемого.

Читать еще:  Правила хранения охотничьего оружия разрешительные документы требования к размещению

Коротко опишем ситуацию. Из материалов дела следует, что адвокат М.. принимал участие в следственных действиях с участием свидетелей в порядке, предусмотренном ч. 5 ст. 189 УПК РФ. На этапе выполнения требований, предусмотренных ст. 217 УПК РФ, тот же адвокат М. вступил в дело в качестве защитника обвиняемого В. На основании того, что следователь, ведущий производство по делу включил показания свидетелей, которым адвокат М. оказывал юридическую помощь, в перечень доказательств обвинения и, руководствуясь п. 3 ч.1 ст. 72 УПК РФ, защитник обвиняемого был отведен из уголовного дела. Следователь в своем постановлении указал, в частности, что адвокат М. принимал участие в следственных действиях с участием лиц, которые имеют «статус свидетелей со стороны обвинения».

Суд отказал в удовлетворении жалобы и отмене постановления об отводе защитника, ссылаясь на обоснованность принятого следователем решения и несостоятельность доводов обвиняемого и его защитника. В частности, судья указал, что «следователем обосновано был сделан вывод о том, что интересы обвиняемого В. и свидетелей противоречат друг другу». Обоснованные возражения и доводы адвоката М., который указывал, что показания всех указанных свидетелей, которым он оказывал юридическую помощь в порядке ст. 189 УПК РФ, указаны им в качестве доказательств защиты, суд при этом признал несостоятельными.

1. Следует отметить, что законные интересы участников в уголовном судопроизводстве бывают двух видов. Первая группа интересов выражается в заинтересованности в исходе дела (то есть, по сути, носит материально-правовой характер). Вторая группа – собственно процессуальные интересы, которые заключаются в соблюдении процессуальных прав участника. Если участник имеет интерес в исходе дела, то согласно уголовно-процессуальному закону, он представляет сторону обвинения или защиты, если участник не имеет заинтересованности в исходе дела, его интерес может выразиться только в соблюдении его процессуальных прав и в законности наложения обязанностей и ответственности. Свидетель согласно главам 6,7,8 УПК РФ к сторонам в уголовном процессе не относится, заинтересованности в исходе дела с точки зрения законодателя, не имеет, таким образом, его законные интересы в рамках уголовного дела могут носить только процессуальный характер. Противоречия между интересами обвиняемого и свидетеля, таким образом, могут быть связаны с нарушением обвиняемым процессуальных прав свидетеля. Подобные противоречия фактически могут выразиться в угрозах безопасности свидетеля или его близких.

Полагаем, в самом широком смысле (причем, не вытекающем из буквального текста УПК РФ, предусматривающего весьма жесткую конструкцию деления участников на стороны, а основанном на обобщении практики) можно установить возможность конфликта интересов обвиняемого и свидетеля в некоторых случаях. В частности, если кто-либо из свидетелей ранее участвовал в производстве по данному делу в качестве подозреваемого или обвиняемого, потерпевшего, или был родственником указанных лиц. Однако, как следовало из материалов дела по обвинению В., подобных обстоятельств в данном деле не существовало.

Свидетели, которым адвокат оказывал юридическую помощь, по данному уголовному делу, участвовали в данном деле только в качестве свидетелей, подозрения и обвинения в их адрес не выдвигались, оснований для признания этих лиц потерпевшими также не имелось. Также указанные свидетели, как это следует из существа обвинения, не являлись родственниками потерпевших или иных обвиняемых по данному делу. Из материалов не следовало, что существует или существовала угроза безопасности указанных свидетелей.

Таким образом, утверждение о наличии какого-либо конфликта (противоречий) интересов по уголовному делу у данных свидетелей и обвиняемого не нашло подтверждения.

2.Указание следователя, ведущего производство по делу В. и принявшего решение об отводе адвоката, и судьи, оставившей это постановление в силе, на процессуальный статус свидетелей как «свидетелей обвинения», не должно иметь юридической силы, так как оно не основано на законе.

В частности, статья 15 УПК РФ предусматривает, что уголовное судопроизводство осуществляется на основе состязательности сторон, в частности, стороны защиты и стороны обвинения. Рассматривая в совокупности ст. 15 и главы 6 и 7 УПК РФ можно сделать однозначный вывод, что действующий УПК РФ не относит такого участника уголовного процесса как свидетель к сторонам уголовного судопроизводства и вообще не предусматривает деление свидетелей на свидетелей защиты и свидетелей обвинения.

Всякое подобное деление не соответствует букве и смыслу уголовно-процессуального закона и, думается, не должно приниматься судом во внимание до момента принятия решения по существу уголовного дела. Эта позиция подкрепляется тем, что согласно статье 17 УПК судья, следователь, дознаватель и прокурор оценивают доказательства самостоятельно и по своему внутреннему убеждению, причем никакие доказательства, в том числе и показания свидетеля не имеют заранее установленной силы. Поэтому утверждения стороны обвинения в рассматриваемом случае, что показания свидетелей относятся к доказательствам обвинения, имеют точно такое же оценочное значение как утверждение защитника, который те же самые показания указал как доказательства защиты. Кроме того доказательства, подтверждающие позицию защиты, точно так же как и доказательства, подтверждающие обвинение, указываются в обвинительном заключении.

Таким образом, до рассмотрения дела судом по существу и оценки этих показаний в приговоре или ином решении суда 1 инстанции, любой однозначный вывод о направленности показаний указанных свидетелей представляется преждевременным и не соответствующим требованиям уголовно-процессуального закона.

Вышесказанное позволяет прийти к следующему выводу. Адвокат М., действовавший в порядке, предусмотренном ст. 189 УПК РФ, не представлял интересы свидетелей, которые могли бы противоречить интересам обвиняемого. Перечень обстоятельств, исключающих участие адвоката в уголовном деле (ст. 72 УПК РФ), не включает в себя указание на отстранение адвоката в случаях оказания им юридической помощи другим участникам уголовного дела при отсутствии противоречий в интересах. Отнесение показаний свидетелей к доказательствам обвинения следователем и без учёта мнения стороны защиты, носит предварительный и субъективный характер и не указывает на наличие противоречий интересов обвиняемого и свидетелей.

Об авторе

Сидорова Наталья Вячеславовна, заместитель заведующего кафедрой уголовного права и процесса Института права, экономики и управления Тюменского государственного университета, кандидат юридических наук, доцент.

Основания исключающие участие защитника и его отвод в уголовном процессе согласно статьи 72 УПК РФ

Сторона защиты в уголовном процессе обязательно должна быть в лице профессионального юриста, но ст. 72 УПК РФ предусматривает обязанность отвести этого участника. На практике бывают случаи, когда подзащитный отказывается от адвоката и продолжает осуществлять свою защиту самостоятельно, но такие случаи крайне редки, поскольку для данного шага должны быть веские причины и умение ориентироваться в законодательстве. Представление интересов подозреваемого необходимо, прежде всего, для него самого. Будучи защищенным, он реализует гарантированное ему право. Бывают ли случаи, когда защитник будет, по мнению законодателя, вредить и необходимо решить вопрос об исключении?

Понятие и значение для уголовного процесса

Конвенция о защите прав и основных свобод 1950 года предписывает каждому право на разбирательство в суде, соответствующее принципу справедливости.

Согласно п.6статьичеловек, которому вменяют совершение преступных деяний, вправе:

  • защищаться самостоятельно;
  • отстаивать свою правоту посредством выбранного юриста, занимающегося адвокатской практикой;
  • воспользоваться услугами назначенного профессионала при затруднительном материальном положении.

Защищать должен юрист, когда:

  • отсутствует зафиксированный отказ;
  • на скамье подсудимых – несовершеннолетний гражданин, непонимающий языка иностранец либо страдающий от психического или физического расстройства, препятствующего доказыванию собственной правоты;
  • дело будет рассматриваться судом присяжных;
  • инкриминируемое преступное деяние влечёт назначение наказания более 15 лет либо высшей меры наказания;
  • в случае обращения с ходатайством о допуске лица, с которым заключено соглашение.

В кодексе расписан обширный круг адвокатских полномочий, кроме участия во всех следственных мероприятиях и судебных заседаниях, он вправе наедине встречаться со своим доверителем, выстраивать позицию, знакомясь с документами, приобщёнными к делу, запрашивая сведения и информацию там, где он считает необходимым, путём направления запроса.

Читать еще:  Образец заявление на примирение сторон по уголовному делу до суда

Комплекс предоставленных адвокату процессуальных прав ничем не ограничен, у него на вооружении любые незапрещённые законом средства и способы.

Помимо прав, он имеет обязанности:

  • хранить адвокатскую тайну (всю информацию, полученную от доверителя);
  • не разглашать сведения, составляющие государственную тайну и ставшие известными из материалов дела, данные расследования;
  • оказывать помощь, соответствующую квалификации юриста-профессионала и прочее.

Всем участникам процесса, представляющим предварительное следствие, суд, гособвинение или защиту обвиняемого предписана обязанность заявить о самоотводе, то есть ходатайствовать о прекращении участия.

Если этого не будет сделано, то заявление об отводе защитника в уголовном процессе может быть сделано стороной обвинения. Поскольку указанные причины могут повлиять на непредвзятость следователя, прокурора или судьи, занимающихся расследованием или рассмотрением дела. Главное, чтобы имелись обстоятельства, указанные в УПК РФ.

Подследственному клиенту может быть на руку то, что нанятый поверенный был должностным лицом, занимающимся расследованием либо является родственником лица, принимающего процессуальные решения. Обвиняемый будет возражать против отстранения.

Именно поэтому законодатель предусмотрел включение такой нормы, чтобы развеять сомнения относительно необходимости отстранения. Обстоятельства исключают дальнейшее участие адвоката или представителя, это жёсткая норма, обойти её нельзя.

Комментарий к статье 72 УПК РФ

Из положений нормы кодекса не всегда все предельно ясно.

Некоторые неясности требуют разъяснений и комментариев:

  1. Нет конкретной ссылки на возможность отвести руководителя (члена) следственной группы (дознавателей). Применяется аналогия закона, а именно распространяется порядок, предусмотренный для лица, непосредственно занимающегося расследованием.
  2. Нужно иметь в виду, что помимо судьи, процессуальное решение может принимать и присяжный заседатель. Он также подлежит отстранению, если подтвердится раннее участие в процессе или близкое родство с кем-либо из участвующих.
  3. Если отводимое лицо было задействовано в настоящем судопроизводстве в статусе секретаря судебного заседания, его отстранение чётко прописано в законе.

А как решается вопрос с бывшими помощниками судей при появлении вновь в другом качестве? Предлагается действовать по аналогии закона и лиц, являвшихся ранее помощниками судьи, рассматривающего дело ранее, и имеющих иной статус, также подлежит исключать из числа участников. Это объясняется схожестью полномочий сотрудников суда.

Поскольку никак не отражено в кодексе положение ранее участвовавших в производстве лиц, предлагается считать также подлежащими отводу защитника, представителя истца, представителя ответчика по аналогии:

Пункт 2 ч. 1 статьи вводит положение о лице с «противоречащими интересами». Такое положение также называется конфликтом интересов и подразумевает противопоставление, несовпадение. Если рассматривать применительно к показаниям, действиям обвиняемого, то его интересам будет противоречить позиция обвинения.

Расхождения во взглядах должны быть не столько основательными, сколько неустранимыми. Может наблюдаться единодушие в даче показаний, но при этом законные интересы будут разниться.

Постановлением Пленума Верховного Суда СССР от 16 июня 1978 г. расписаны основные случаи разногласий:

  • признание вины лицом и оспаривание другим;
  • дача показаний, изобличающих соучастника;
  • противоречия, появившиеся на фоне предъявленного обвинения.

Сюда же можно добавить ещё ситуации, когда:

  • есть спор относительно распределения ролей при совершении деяния;
  • присутствуют разногласия о наличии/отсутствии умысла, мотива и т.п.

Кодекс профессиональной адвокатской этики предписывает не принимать поручение о представлении интересов 2 и более лиц, если разногласий нет, но по эпизодам дела они выражают разные позиции; если одному исполнилось 18 лет, а другой этого возраста ещё не достиг.

Судебная практика

Следователь при наличии основания отвода адвоката в уголовном процессе отстраняет его своим единоличным решением.

Пример: М. был юристом-консультантом З. и Ш., которые проходили по делу, как свидетели. Позднее Ш. признали подозреваемой и пригласили для допроса в новом статусе. Ш. заключила соглашение с М. и явилась с ним на допрос к следователю, который посчитал нарушением нахождение М. при проведении следственного мероприятия и отклонил ходатайство о допуске М., предложив прийти ещё раз с другим поверенным.

Адвокат обжаловал постановление, обосновывая необходимость отмены нарушением права Ш. на получение квалифицированной помощи. Суд признал действия следователя правомерными. Кроме того, указал, что именно действия следователя исключили фактор, оказывающий влияние на благоприятный исход дела для подзащитной.

В другом случае было отказано в допуске общественных защитников, поскольку ранее они допрашивались в качестве свидетелей. Верховный Суд РФ поддержал вынесенный приговор и подтвердил необходимость отклонения ходатайства.

В 2015 году в интернете появилась новость о том, что попавший за многомиллионное хищение предприниматель Дроздов обвиняет своего адвоката в предательстве. Обвинение строилось так: подсудимый был генподрядчиком по устройству объектов для проведения саммита, завысив существенно цены, он выводил их с помощью другого юридического лица, директор которого был признан соучастником. Тот, с кем Дроздов заключил соглашение, сначала сотрудничал с предпринимателем, но после стал защищать подельника, чем вызвал негодование первого доверителя. Поскольку позиции соучастников кардинально отличались, Дроздов заявил о необходимости отвести своего бывшего поверенного.

Однако из-за различий в толковании пробела в законе (когда нет в норме соответствующего положения)иногда суд встаёт на сторону лица, которого отстранили от дела неправомерно.

Примеры из практики:

  1. А. обвинялся в совершении преступления, его сожительница была привлечена как свидетель. Следствием предпринимались попытки получить изобличающие показания. В., осуществляющий защиту А. стал участвовать при её допросах. Следователь вынес постановление об отводе, В. обжаловал этот документ в судебном порядке, ссылаясь на отсутствие запрета в законе на одновременное оказание помощи свидетелю и обвиняемому, при полном совпадении интересов подзащитных. Апелляционная инстанция встала на сторону В., постановление было отменено.
  2. При подобной же ситуации, когда свидетель и лицо, которому вменяют совершение преступления, являются супругами, их совместный поверенный был отведён на том основании, что супруга – свидетель обвинения. Адвокат добился отмены постановления, доказав, что никакой собственный интерес свидетель не имеет и иметь не может. Соответственно, ничему противоречить позиция свидетеля не должна (ни стороне обвинения, ни противоположной ей).

Участие ранее в деле в ином статусе предопределяет отвод лица, но только при рассмотрении того же самого дела, а не другого.

Пример из практики: К. обратился с жалобой на отмену приговора, указав, что в другом деле, где К. был осужден к лишению свободы, прокурор давал свидетельские показания, а защитник – бывшей потерпевшей, и, таким образом, должна была заявить самоотвод. Суд, рассмотрев доводы К., не пошёл ему навстречу.

В жалобе отказано, поскольку к настоящему делу обстоятельства не относятся, заинтересованности в исходе настоящего дела у прокурора не было, а защитница занимала активную позицию в пользу К.

Консультация юриста

Представителем истца и ответчика в уголовном судопроизводстве может быть любое лицо, предъявившее доверенность, составленную в соответствии с нормами ГПК. В качестве лица, осуществляющего защиту подозреваемого, обвиняемого, подсудимого привлекается лишь профессиональный адвокат, подтверждающий свою компетенцию удостоверением.

Защитник в уголовном деле может быть приглашён по двум основаниям:

  • «по ордеру», когда приглашаются следователем, дознавателем или судом, оплата деятельности осуществляется пропорционально часам, затраченным на следственные действия и слушание в суде;
  • по соглашению с лицом, задержанным или находящимся под следствием на любом этапе расследования.

Расстаться с адвокатом, приглашённым в последнем случае, клиент не захочет, поскольку он осознанно сделал свой выбор. Именно поэтому применение нормы об отстранении носит обязательный характер.

Примечателен тот факт, что решение вопроса об участии конкретного защитника (представителя) в деле может находиться в зависимости от процессуальных оппонентов (стороны обвинения). Поэтому крайне важно, чтобы причины отвода были расписаны предельно точно и не давали принимать самовольные решения об устранении.

УК РСФСР – образец для написания рассматриваемой нормы УК, добавочно включено лишь основание о конфликте интересов. Кроме этого, изменения старая норма также включала все моменты, влекущие отстранение от дела.

Поскольку процесс имеет состязательный характер, сторона защиты и сторона обвинения преследуют разные цели, то для защитников сформулированы особые правила. Общие основания могут и не распространяться на защитника. Например, он и подзащитный могут быть родственниками, в том числе и близкими. Действия данных лиц напрямую зависят от позиции клиентов, властными полномочиями они не наделены.

Читать еще:  Правила перевозки оружия 2020

Отвод иных участников процесса

Порядок отстранения в самой статье не содержится. В данной ситуации применяется аналогия закона. Устранение участника, осуществляющего защиту, представителя происходит в порядке, установленном для исключения переводчика.

Ст. 61 УПК РФ устанавливает общие основания отвода. В противовес ей рассматриваемая статья УПК РФ содержит закрытый перечень оснований, поскольку упоминания о каких бы то ни было дополнительных причинах, препятствующих участию, не содержит.

Для полного и всестороннего рассмотрения дела, правильного разрешения, уголовно-процессуальное законодательство предусмотрело возможность отвести тех лиц, которые могут, так или иначе, повлиять на следующие аспекты:

  • провозглашаемый приговор;
  • квалификацию вменяемого преступления;
  • привлечение к ответственности за нарушение УК;
  • повышению размера ущерба, причинённого действиями виновного.

Все лица, указанные в соответствующем разделе кодекса должны заявить самоотвод, при наличии обстоятельств, исключающих их дальнейшее участие. Если они не сделают этого, у любой из сторон появится возможность ссылаться на необъективность и предвзятость при обжаловании приговора.

Расширенный круг оснований отвода предусмотрен для судей. Это обусловлено их особым положением по сравнению со всеми остальными в процессе. Судья может только единожды выразить своё мнение по делу, повторное участие не допускается. Вопрос о самоотводе, как и устранении иных участников судебного заседания, разрешается за дверями совещательной комнаты. Процессуальным решением будет соответствующее определение.

Положения рассмотренной нормы позволяют сдерживать сторону обвинения от злоупотреблений положением, а противоположную сторону от применения нечестных методов достижения цели.

Отвод адвоката в уголовном процессе: основания, ходатайство

В отечественном законодательстве предусмотрена возможность заявить отвод адвокату. В уголовном процессе этим правом наделяются все участники производства. Кроме того, на стадии расследования отвод может заявить следователь. В этом случае он выносит постановление. Рассмотрим далее порядок и основания отвода адвоката в уголовном процессе .

Общие сведения

В УПК закреплен исчерпывающий перечень случаев, когда может быть заявлен отвод адвокату в уголовном процессе обвиняемым , прокурором или иным участником производства.

Институт отвода основывается на наличии заинтересованности защитника в результате разбирательства. Она, вне зависимости от своей природы, делает адвоката необъективным.

Нельзя сказать, что в судебной практике отвод адвоката в уголовном процессе – распространенное явление. Тем не менее такие случаи не являются единичными, поэтому инстанции сформировали общие подходы к применению института отвода.

Причины исключения защитника из производства

Они предусмотрены в 72 статье УПК.

В уголовном процессе отвод адвоката является обязательным, если защитник состоит со следователем, судьей, прокурором, участвующими в деле, в родственных отношениях. В данном случае заинтересованность лица очевидна. Защитник будет занимать позицию, выгодную родственнику. Это, в свою очередь, может причинить ущерб интересам подзащитного.

Если ранее защитник выступал по данному делу на стороне обвинения, т. е. выступал в качестве прокурора или следователя, то он подлежит отводу. Адвокат в уголовном процессе должен действовать в интересах подзащитного. Это невозможно, если ранее он поддерживал обвинение в отношении подозреваемого.

Если защитник ранее предоставлял (или оказывает в настоящее время) юридические услуги гражданину, интересы которого не согласуются с позицией обвиняемого, то он также подлежит отводу.

Адвокат в уголовном процессе вправе защищать нескольких лиц. Это допускается, если интересы подзащитных не противоречат друг другу. В противном случае защитник должен быть отстранен от производства.

Ходатайство об отводе адвоката

В Уголовном процессе все действия сторон должны фиксироваться документально. Отстранение защитника от производства не является исключением.

Заявление об отводе адвоката в уголовном процессе, образец которого представлен в статье, оформляется по правилам, установленным УПК для такого рода документам.

В обязательном порядке указывается наименование органа, в который оно адресуется, или должность лица, уполномоченного рассматривать такие ходатайства (следователь, прокурор).

В ходатайстве должны содержаться сведения о заявителе. Им может быть и сам адвокат.

В тексте ходатайства указываются основания для отвода со ссылками на нормы УПК. Документ подписывается заявителем лично.

Конфликт интересов защитника и доверителей

Вопрос о последствиях противоречия интересов лиц, которых представляет адвокат, является в настоящее время дискуссионным. Подлежит ли адвокат отводу вообще или освобожден от предоставления услуг какому-либо одному доверителю и какому именно? Единого мнения на этот счет нет. Отсутствует общий подход к решению этого вопроса и в законодательстве.

Некоторые специалисты полагают, что адвокат должен быть отстранен от защиты только одного из доверителей. К примеру, в практике применения части 6 49 статьи УПК адвокаты руководствуются указанием о том, что в случае выявления противоречий в ходе производства, защитник обязан поставить в известность суд или служащего, ведущего расследование, а также непосредственно обвиняемых о данном факте. Вместе с этим он должен попросить освободить его от защиты кого-либо из доверителей.

Другие специалисты считают, что этот подход нарушает принцип равноправия участников производства. Приводя в обоснование статью 72, они указывают на то, что адвокат должен быть исключен из дела в целом. Стоит сказать, что такое требование присутствует в Кодексе поведения юристов ЕС. Согласно нормативному акту, адвокат обязан прекратить действия в интересах обоих подзащитных, если позиции последних противоречат друг другу.

С этим подходом согласилась и Палата адвокатов Москвы. Этим сообществом было дано разъяснение, что адвокат обязан вообще выйти из дела при возникновении конфликта интересов подзащитных. А делать выбор в пользу кого-либо из них будет считаться неэтичным.

Решение проблемы на основании процессуального права

Согласно п. 3 1 части 72 статьи, отвод адвоката обязателен, если он оказывает либо ранее оказывал правовую помощь лицу, позиция которого не согласуется с интересами подзащитного. Отстранение его от защиты одного из доверителей в данном случае проблему конфликта интересов не решит. Дело в том, что и в этом случае будет иметь место основание, установленное п. 3 ч. 1 72 статьи.

Значение требования об отводе при конфликте интересов подзащитных

Предписание законодательства о необходимости отстранения адвоката от дела имеет особый смысл. Дело в том, что при отводе субъект, которому юрист оказывал помощь, ограждается от риска разглашения тайны, возникновения сомнительных в этическом плане казусов, когда он будет вынужден выступать против защитника, которому он же в прошлом доверял.

Вместе с тем требование п. 3 ч. 1 72 статьи обеспечивает защиту доверителей от ситуаций, когда им будет оказывать помощь гражданин, связанный прежними отношениями и обязательствами.

Следует также помнить и о самом адвокате, которого будет существенно обременять необходимость выступать против бывшего доверителя и вероятность обвинения его в раскрытии адвокатской тайны.

Необходимо сказать и о том, что если адвокат и сохранит полученные им сведения в тайне, то нет никакой гарантии, что знание определенной информации не повлияет на выбор тактики защиты.

Ситуация на практике

Как показывает анализ многих дел, следователи принимают решения об отводе защитника только в отношении одного из доверителей. Такие действия часто обжалуются самими адвокатами, несогласными с основаниями отстранения.

Суды, в свою очередь, признавая противоправность таких решений, негативную оценку им не дают. Все это существенно осложняет судопроизводство и мешает нормальному выполнению адвокатом своих обязанностей.

Представляется, что в таких случаях активные действия надлежит предпринимать самому адвокату. В частности, речь идет о том, что в своем ходатайстве он должен четко и ясно указать, что отстранение должно произойти от всего дела в целом.

Разумеется, предотвратить такую ситуацию возможно далеко не всегда. Зачастую о конфликте интересов становится известно только в судебной инстанции. Неудовлетворение ходатайства об отводе, последующее обжалование этого решения негативно влияют на ход процесса.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector