0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Мусорный ветер как получить мусорозавод рядом с домом

Мусорный ветер как получить мусорозавод рядом с домом

Мусорный ветер: как получить мусорозавод рядом с домом

Жители Владимирской области и дачники объявили войну местным властям, вознамерившимся построить в деревне Филипповское Киржачского района станцию сортировки мусора и мусороперерабатывающий завод. По их мнению, появление такого объекта на месте старого танкового полигона убьет местную экологию.

«Мы перекроем все трассы здесь! Грудью встанем, ляжем на дорогах, но не дадим построить здесь очередной мусорный полигон», — жители Филипповского и окрестных деревень пока действуют исключительно законными методами, однако настроены стоять на своем до конца.

Полигон, на месте которого власти Владимирской области планируют устроить «экотехнопарк»

История вопроса

Решение о появлении в Киржачском районе мусороперерабатывающего завода появилось в стенах администрации Владимирской области.

Комиссия регионального правительства по рассмотрению инвестиционных проектов в сфере обращения с отходами производства и потребления 7 июня нынешнего года постановила, что в сельском поселении Филипповское должен появиться «экотехнопарк».

Предприятие даст рабочие места примерно 80 сотрудникам, которые будут обслуживать:

  • комплекс ручной сортировки мусора, где инвесторы планируют отбирать для переработки примерно 20% отходов;
  • компостную яму для органических отходов;
  • автоматическую линию для производства RDF-топлива из отсортированной органики и пластика;
  • участки длительного хранения для того мусора, который инвесторы перерабатывать не планируют.

Построить эту красоту хотят за полтора года.

Местные жители о данном проекте узнали спустя полтора месяца.

«19 августа на собрании нам было сообщено, что собираются строить опытно-экспериментальный завод и мусорный полигон делать для хранения мусора, — говорит Виталия Трофимова, одна из общественных активистов. — Более того, нам поступила информация, что выделенная земля 700 га в дополнение — это пять карьеров, которые будут еще располагаться в округе».

То есть все эти деревни, считает собеседница, утонут в мусоре.

Противники строительства мусороперерабатывающего завода

В районе моментально разразилась настоящая война между местными жителями и собственниками дач — с одной стороны, и властями Владимирской области — с другой.

Причем по мнению вице-губернатора региона Лидии Смолиной, в «мусорном бунте» виноваты столичные дачники, а ситуация — «искусственно подогрета».

Contra

Мотивы протестующих против мусоросортировочной станции просты и понятны: никто не хочет жить рядом со свалкой, а в строительство современного завода местные жители просто не верят.

«У нас будет полигон для хранения мусора прежде всего. Если глава района говорит о сортировочной станции, то, вероятно, она будет наподобие той, что находится в Щелково и сейчас так завалена мусором, что даже зданий не видно. Мы не верим, что там будут потрачены миллиарды, чтобы воплотить современное производство», — говорит общественная активистка Виталия Трофимова.

Противники появления мусоросортировочной станции указывают на нарушения законодательства.

«В обход генплана и в обход внесений изменений в генплан почему-то уже вносят изменения в правила землепользования с целью поменять статус земли, вид ее разрешенного использования», — отмечает Трофимова.

Нынешний статус земли не позволяет там размещать мусор, делать там мусорный полигон, а тем более строить опытно-экспериментальную площадку по переработке и сортировке мусора.

«В 2012 году во Фрянове пытались запустить такой же проект, и земля была признана там экологически непригодной для создания такого проекта. Так вот от той земли до нашего полигона всего три километра», — подчеркивает собеседница агентства.

Кроме того, с ее слов, администрация старательно вносит раскол между постоянными жителями деревень и дачниками.

«Так, на общественные слушания, прошедшие 5 сентября, пригласили исключительно жителей нескольких деревень, причем не все деревни охватили. В нарушение градостроительного кодекса не пригласили собственников, а собственниками земельных участков в той местности являются жители ВАО и ЦАО города Москвы», — заявляет активистка.

Наконец, «мусорные бунтари» указывают на экологически чистый район, который точно не улучшат мусорные горы.

«Сортировочные заводы нужны, но не в экологически чистых заповедных местах, где по всем признакам земля подпадает под природоохранную зону», — уточняет Трофимова.

По ее словам, в этих краях всюду песок, а под ним грунтовые воды. «Вокруг множество водоемов, я уже не беру речку федерального значения и пока исключаю источники и родники, это — отдельная история», — указывает на карту собеседница «Ридуса».

У местных властей кардинально иное видение ситуации. По словам вице-губернатора Лидии Смолиной, во Владимирской области действительно может разразиться бедствие, связанное с бытовыми отходами, вот только причины этой потенциальной беды называются совсем иные.

«Если не будет заводов, то Владимирскую область ждет экологическая катастрофа. Ситуация с мусором тяжелая, но власти будут стремиться к лучшему», — цитирует слова чиновницы Vladimirnews.

Лидия Смолина

Кроме того, областные власти категорически отрицают возможное появление свалки или полигона ТБО. С их слов, речь идет исключительно о современном производстве, отвечающем всем требованиям безопасности.

«На территории полигона будет экспериментальная станция сортировки и обработки отходов различных фракций, — утверждает директор областного департамента природопользования Алексей Мигачев. — Например, там будут выделять пластик высокого давления, бумагу, покрышки, которые необходимы для производства на владимирских предприятиях».

Параллельно с этими процессами будут спрессовывать органические отходы. По его словам, подобный опыт успешно применен в Словении.

Оспаривают власти и заявления о грунтовых водах и почвах.

«Я обратился к гендиректору «Киржач-геологии» Конину с просьбой дать предварительную оценку: можно ли строить мусороперерабатывающее предприятие в том районе? — задается вопросом глава поселения Филипповское Олег Иванов. — Александр Демидович подтвердил, что почвы у Крутца — суглинок и глина, подземных рек нет».

В интервью Лидия Смолина утверждает, что в «экотехнопарке» будут утилизировать лишь местный, владимирский мусор, однако в документах упоминаются 100 тонн мусора из столицы

По словам чиновника, не доверять специалистам у него нет никаких оснований, а их мнение: место выбрано правильно.

«Расстояние от площадки до ближайшей деревни Крутец в три раза больше, чем определено законодательством, а от остальных населенных пунктов — в шесть-семь раз», — цитируют Иванова «Владимирские ведомости».

Борьба

Чтобы не допустить строительства мусоросортирующей станции, активисты создали электронную петицию, написали многочисленные обращения к народным избранникам и даже Путину и подключили региональное отделение ОНФ.

Эксперты «Народного фронта» провели анализ территориальной схемы по обращению с отходами Владимирской области и нашли в ней много недочетов.

«В территориальной схеме нет раздела про количество образующихся отходов, в котором должны содержаться данные о ежегодном образовании мусора, систематизированного по видам отходов, по их классу опасности. Кроме того, в документе нет целевых показателей, схемы потока отходов и другой важной информации», — говорит координатор проекта ОНФ «Генеральная уборка» Дмитрий Миронов.

Дмитрий Миронов

«Фронтовики» заявляют, что будут настаивать на пересмотре схемы и отказе от строительства «мусорных» объектов, пока «реальная система обращения с отходами не будет отражена в территориальной схеме, на основании которой, в свою очередь, в региональной программе будет обосновано строительство объектов размещения, сортировки и утилизации отходов».

Беспокоит, что инновационный проект с названием «Опытно-экспериментальная площадка» предполагает использование новых, ранее не занятых отходами земель под размещение «хвостов», то есть все-таки захоронение мусора, заключает региональный координатор проекта ОНФ «Генеральная уборка» Александра Авдонина.

С особым недоумением в ОНФ отмечают, что, согласно заключению комиссии, проект полностью соответствует региональной программе в сфере обращения с отходами.

Но во Владимирской области эта программа еще не утверждена.

«Мы направили в администрацию Киржачского муниципального района и губернатора Владимирской области обращение о том, чтобы не принималось решение о строительстве полигона рядом с поселением Филипповское и были учтены предложения ОНФ по альтернативным вариантам утилизации строительных отходов», — выразил позицию «фронтовиков» Дмитрий Миронов.

Общественные слушания в Филипповском

Удалось местным жителям с дачниками добиться и первой победы — отмены публичных слушаний из-за отсутствия основания для их проведения, так как проект, вынесенный на обсуждение, противоречит действующему генплану.

Таким образом, они не допустили начала процедуры изменения назначения земель.

Если кратко, то прежде чем вносить изменения в правила землепользования и застройки, необходимо внести изменения в генеральный план с выполнением ряда обязательных процедур, в том числе проведения различных экспертиз (и экологических в том числе), а также проведения публичных слушаний по вопросу внесения изменений в генеральный план, говорится в заявлении активистов.

Ничего из перечисленного выполнено не было. Потому слушания, которые были назначены на 5 сентября, являлись преждевременными и незаконными.

Впрочем, полноценной победой назвать это, конечно, нельзя.

«Сейчас мы просим вас не сбавлять обороты, готовиться к дальнейшей борьбе. Слушания в любом случае будут назначены, и нам с вами снова придется дать отпор», — призывают активисты общественность присоединиться к протесту.

Нейтральное мнение

Если мусор не утилизировать и не перерабатывать, то скоро человечество в нем утонет, заявляют экологи, и с этой точкой зрения трудно не согласиться.

Достаточно посмотреть на карту всевозможных «мусорных» объектов в Подмосковье, чтобы понять, насколько серьезна эта проблема.

«Сейчас таких заводов будет все больше и больше, и они обязаны быть везде, в каждом регионе, каждом городе. Это непременный атрибут любого современного города или агломерации», — говорит замглавы Лиги переработчиков макулатуры Денис Кондратьев.

По словам эксперта, современный завод по переработке мусора не наносит вреда экологии, но только в том случае, когда речь идет о действительно современном предприятии.

«Если это современное, согласно международным канонам, мусороперерабатывающее производство и есть установленные нормы санитарной защиты, хотя надо понимать, конечно, о какой современности идет речь, то в этом случае оно не несет никакой опасности», — говорит собеседник «Ридуса».

Предполагаемые места строительства мусоросжигающих заводов в Московской области (по данным РБК)

«В Европе делается как: сортируется не обычный мусор, который валят в один контейнер, а сортируются фракции. И станции работают по четкому разделению: одна сортирует бумагу, вторая — полиэтилен, третья — пластик, четвертая — стекло, пятая — металлолом и так далее», — утверждает эксперт.

Читать еще:  Как узнать служебная квартира или муниципальная

Еще один тонкий момент связан с раздельным сбором отходов. Для того, чтобы эффективно использовать вторичные ресурсы, их, по-хорошему, надо сортировать еще дома, до выброса в мусорный контейнер.

«Есть во Владимирской области территориальная схема по обращению с отходами, в которой должно быть прописано, как Владимирская область собирается обращаться с отходами», — объясняет Кондратьев.

Если в документе написано, что схема подразумевает раздельный сбор, тогда эти контейнеры на безвозмездной основе должны появиться возле домов. При этом местные не должны платить за вывоз, так как они мусор сами рассортировали. Эти контейнеры будут отправляться на сортировочные станции.

«Так, для людей есть просто «макулатура», а по ГОСТу у нас есть 13 видов макулатуры, которые делятся на подсорта, — отмечает собеседник «Ридуса». — То есть в сортировочной станции должно быть только 13 окон под макулатуру, куда сортировщик все будет складывать».

Таким же образом дело обстоит и с другими вторичными ресурсами. ПЭТ-бутылки сортируют по цветам, пленки — по сортам и так далее. Для каждого из подсортов отходов должно работать отдельное окно приема.

«Если сортировочная станция содержит мало окон — это потемкинская деревня, бред, не будет окупаться. Таких станций полно, их эффективность почти нулевая, максимум, что они могут отсортировать, — 15% от общего объема, это максимум, что они могут извлечь. Они не окупаются и содержатся за счет региональных бюджетов», — уверяет эксперт.

Потянет ли Владимирская область подобный проект, большой вопрос.

Ну, а пока мусорная война в этом регионе не затихает, «Ридус» продолжит следить за развитием ситуации, очередной виток которой должен произойти 11 октября. На этот день встречу с населением назначили директор департамента природопользования и охраны окружающей среды администрации Владимирской области Алексей Мигачев и начальник Государственной инспекции административно-технического надзора администрации области Виктор Придыбайло.

«Мусорный» вопрос: как быть, если не убирают отходы возле контейнеров, их разносит ветер и собаки по всему двору?

Как часто коммунальные службы должны вывозить отходы из мусорных баков? Как повлиять на то, чтобы в вашем районе установили контейнеры для раздельного сбора мусора? Сколько должно быть мусорных баков на ближайшей контейнерной площадке? Почему вокруг неё разбросан бытовой мусор и кто его должен убирать? На эти и другие «мусорные» вопросы попробуем ответить в нашем сегодняшнем материале.

Такую немаловажную тему нашей редакции подсказала Марина. Девушка прислала письмо, на примере которого мы будет разбираться с темой, касающейся каждого без исключения:

«Возле своего дома по адресу: Ленинградская, 90/1 ежедневно наблюдаю мусорные баки, которые находятся в антисанитарном состоянии. Ежедневно все отходы, выброшенные жителями, достают из контейнеров люди, ведущие асоциальный образ жизни.

Далее весь мусор растаскивается бродячими псами по всей улице! Постоянно стоит невыносимый запах. Контейнеры стоят вдоль дороги, ведущей к домам 96а, 96б, 98б. Возле других домов похожая ситуация. Как с этим бороться? Ведь на улице гуляют наши дети. Фактически новый район превратился в большую свалку!»

И даже добавила фото:

Марина говорит, что ей повезло, поскольку в её доме по адресу Ленинградская, 90/1 есть мусоропровод. Но вот в двух соседних домах, которые находятся неподалёку от её дома, мусоропровода нет, зато есть мусорные баки. Они расположены не очень близко к дому девушки, но почти каждый день она проходит мимо них по дороге в магазин.

Мы связались с Мариной, чтобы узнать подробности проблемы и какой выход девушка видит из ситуации:

Кроме того, не могу сказать, что бомжи, но некоторые люди приходят и достают пакеты, разрывают, смотрят, что внутри. Я сама не раз была свидетелем такой ситуации. Потом они всё так и оставляют на земле. Делать замечание не хочется, они ведут себя неадекватно.

«Мусор разбросан на 20, а иногда и на 100 метров от контейнеров».

Марина говорит, что часто мусор разбросан на 20, а иногда и на 100 метров от контейнеров. Ветер и собаки всё разносят. По наблюдениям девушки:

Марина пыталась самостоятельно решить проблему, написала в администрацию Железнодорожного района. Как раз на днях пришёл ответ:

Также девушка хотела устроить субботник:

Я не могу понять, почему их разместили так, что они выходят на проезжую часть. Может если бы они были где-то в стороне, то это бы не так резало глаз.

Когда мы с ребёнком проходим мимо, он всегда говорит: «Мама, это что? Это кака?». Говорю «да», и мы ускоряем шаг.

«Наши люди ещё не привыкли к раздельному сбору мусора».

Понимаю, что говорят про запах в подъезде и не только. Но если люди хотят, чтобы был раздельный сбор отходов — то это точно ещё не получится. Наши люди ещё не привыкли к раздельному сбору мусора. Получается, что пластик, который должен быть в отдельном контейнере, сейчас валяется на улице — пивные бутылки, лотки от яиц, пакеты от некоторых продуктов питания. Хотя бы уже пластик бросали в мусоропровод, и в итоге он бы оказывался в контейнере.

Мусоропровод — это, конечно, хорошо, когда дело касается именно бытовых отходов. А если бы и пластик собирали отдельно — это было бы практичнее. Не всё сортировать, а именно пластик. Поставить для него контейнер возле дома.

Марина рассказала, что контейнеры часто в таком состоянии:

Я заметила, что контейнеры стоят не возле каждого дома, в эти выбрасывают мусор как минимум 2 дома, а там только три контейнера. Если рассуждать логически: квартиры в этом районе получили в первую очередь многодетные семьи, в которых 4 и более детей, а в доме 96а (если не ошибаюсь) проживает семья, где воспитывают 11 детей.

То есть количество выбрасываемых отходов целиком зависит от количества проживающих в доме. Допустим, если взять обычную семью из трёх человек или пенсионеров. Элементарно нужно увеличить количество контейнеров. Жильцы оставляют мусор рядом с контейнерами, поскольку обычно в них уже нет места.

Девушка очень рассчитывает, что в комментариях вы подскажите ей новые и действенные пути решения проблемы.

Обратились в ГП «Спецавтобаза города Витебска»

А пока мы кое-что прояснили в ГП «Спецавтобаза города Витебска», которая оказывает услуги по вывозу и захоронению отходов.

Дом 96а оборудован действующим мусоропроводом. Для домов, расположенных рядом (96б и 98б), есть контейнерная площадка, на которой установлены 3 контейнера. Данные контейнеры вывозятся 6 раз в неделю (кроме четверга). Установлен такой график, потому что в выходные и после них мусора много, а четверг — наиболее, так сказать, безболезненный день. Вывоз мусора происходит в первой половине дня. ГП «Спецавтобаза города Витебска» старается приехать до часа дня.

Объём и периодичность вывоза мусора рассчитываются так: есть норматив образования твёрдых коммунальных отходов, утверждённый Витебским горисполкомом. На одного жителя города Витебска — это 1,81 м³ в год. Этот норматив умножается на число зарегистрированных жителей по указанным адресам и рассчитывается периодичность.

Крупногабаритные отходы, которые лежат возле мусорных баков, вывозятся раз в неделю. Для этого тоже есть норматив, жители платят за вывоз этого мусора. Но есть отходы, которые не входят в норматив, в том числе и уличный смет. В таком случае кто-то должен оплатить услугу вывоза этих отходов.

В ГП «Спецавтобаза города Витебска» сообщают информацию относительно уборки вокруг: дворовая территория и контейнерная площадка — это относится к ЖРЭТу. Между ГП «Спецавтобазой города Витебска» и ЖРЭТом есть договор. Дворник производит эту уборку.

В свою очередь в ЖРЭТе рассказали, что работают с ГП «Спецавтобаза города Витебска» по договору в качестве подрядчика. Проверили документы и сообщили, что данной контейнерной площадки в ЖРЭТе на обслуживании нет. Также там отметили, что на расстоянии 1.5 метров от мусорных баков то, что выпало из них должны убирать сотрудники «Спецавтобазы».

Что касается установки контейнеров для раздельного сбора мусора в том районе — то тут всё предельно просто. Специалист ГП «Спецавтобаза города Витебска» рассказала, что если будет заявка от председателя товарищества, тогда контейнеры установят. Причём в течение нескольких дней, если они есть в наличии. Это бесплатно.

Необходима заявка в произвольной форме с указанием нужного количества контейнеров. Например, на данный момент можно поставить один контейнер для пластика и один — для стекла. На первых порах нужно будет звонить и сообщать, что контейнер наполнен и его нужно опустошить. Далее в ГП «Спецавтобаза города Витебска» сделают вывод о том, как быстро накапливается мусор. Затем вывоз контейнеров включат в график.

Кое-что прояснилось. Но вот как быть с людьми, ведущими «асоциальный образ жизни»? Тема бесконечная, можно говорить, писать, обсуждать. Мария рассчитывает на ваши советы. Добро пожаловать в комментарии 🙂

Нашли опечатку? Выделите фрагмент текста с опечаткой и нажмите Ctrl + Enter.

Роза мусорных ветров: когда и откуда придут новые потоки свалочного газа

Жители Балашихи продолжают жаловаться на неприятный запах, принесенный ветром с закрытой в 2017 году свалки «Кучино», а в Волоколамске не прекращаются акции протеста из-за массового отравления, причиной которого местные жители называют мусорный полигон «Ядрово». РБК проанализировал, куда дует ветер с крупнейших свалок Подмосковья, некоторые из которых власти собираются расширять.

Летом в «Ядрово» может стать хуже

В Волоколамске не прекращаются акции протеста. Участники митингов требуют закрыть «Ядрово». В начале марта власти Подмосковья ввели режим ЧС на полигоне из-за резкого усиления неприятных запахов в городе и окрестностях. После нескольких митингов новый глава Волоколамского района Андрей Вихарев сообщил, что 26 марта на полигоне началась откачка фильтрата. Она продлится несколько дней. Систему же сжигания свалочного газа, как сообщал ТАСС, на свалке до 15 июня должна возвести и запустить нидерландская компания Multriwell.

Если же выделение ядовитых газов на полигоне сохранится, со сменой времен года, как свидетельствует анализ РБК, ситуация в Волоколамске может ухудшиться: летом ветер дует в сторону города еще чаще, чем зимой, а значит, он мог бы принести еще больше ядовитых газов.

Как следует из обновленной территориальной схемы обращения с отходами, принятой правительством Московской области 21 марта, мощность «Ядрово» в 2018 году вырастет с 420 до 600 тыс. т в год, а с 2019 года полигон будет расширен. Вдобавок рядом с ним построят мусороперерабатывающий комплекс.

Люберцы могут пострадать от «Кучино»

Хотя полигон «Кучино» был закрыт больше полугода назад, его рекультивацию постоянно откладывают. Как рассказывал РБК гендиректор компании «Спецгеоэкология», разработавшей план рекультивации, Борис Трушин, она начнется не раньше сентября. На неприятный запах с закрытой свалки жалуются жители Балашихи и Москвы. Однако летом от миазмов «Кучино» могут пострадать и жители Люберец: в летний период направление ветра в районе мусорного полигона преимущественно юго-западное.

Мощность одного из крупнейших полигонов увеличат

Мощность полигона «Тимохово», расположенного между Электросталью и Электроуглями, в 2018 году увеличат с 1,15 млн до 1,5 млн т в год. Это один из крупнейших полигонов в Подмосковье. Свою работу он продолжит минимум до 2030 года, однако жители соседних городов протестуют против расширения свалки и строительства рядом с ней мусоросжигательного завода.

Впрочем, «Тимохово» можно назвать одним из самых чистых полигонов: как указано на сайте полигона, на нем действует первая в России система сбора и обезвреживания свалочного газа и уже начали строить систему утилизации биогаза.

Несмотря на это, местные жители продолжают жаловаться на вонь с полигона и фильтрат, отравляющий воду в колодцах. Как показывает анализ РБК, от выбросов с огромного полигона страдает сразу несколько населенных пунктов, причем ветер разносит запахи по всем направлениям.

Свалку под Дмитровом расширят

Свалку «Непейно», которая, по словам местных жителей, уже стала выше деревьев, в 2018 году тоже будут расширять. Согласно новой территориальной схеме, ее мощность в этом году должна вырасти со 130 до 260 тыс. т, а к 2019 году составит 430 тыс. т в год за счет прирезки территории. Местные жители подали в суд на губернатора Подмосковья Андрея Воробьева из-за планов властей вырубить 17,2 га леса для расширения свалки. Пресс-секретарь Московского областного суда Наталья Осипова подтвердила РБК поступление иска и уточнила, что дата рассмотрения была перенесена с 27 февраля на более поздний срок.

Анализ РБК показывает, что зимой жителям Дмитрова приходится тяжелее из-за смрада с «Непейно» — ветер чаще дует на юг в январе, чем в июле.

В Подмосковье построят новые свалки

Согласно поправкам в территориальную схему обращения с отходами, в Подмосковье в 2019–2020 годах откроют три новых мусорных полигона, а мощность еще пяти увеличат в 1,7–9 раз. Так, если, согласно документам, в 2017 году свалка «Ядрово» возле Волоколамска принимала 420 тыс. т мусора в год, то в этом году ее мощность увеличат до 600 тыс. т, а с 2019 года она должна будет принимать ежегодно уже 754 тыс. т мусора.

Подход, выбранный в новой территориальной схеме, назвали «прирезкой территории» к уже существующим полигонам. Площадь земель, которые власти Подмосковья намерены прирезать к свалкам, в документе не указывается. Расширены будут пять из них: «Ядрово», «Алексинский карьер», «Непейно», «Воловичи» и «Храброво». Рядом, согласно плану, будут построены мусороперерабатывающие комплексы, то есть количество мусора, подвозимого в район этих свалок, вырастет еще больше.

Капитальные вложения в расширение существующих полигонов без учета строительства рядом с ними мусороперерабатывающих заводов в 2018 году составят 6,04 млрд руб.

Кроме того, к началу 2019 года в Серебряно-Прудском, Сергиево-Посадском и Каширском районах должны начать работу три новых свалки. Самая большая мощность — у полигона «Сергиев Посад»: в первый год работы он примет 600 тыс. т мусора, столько же, сколько в этом этом году свезут на свалку «Ядрово», где не прекращаются протесты местных жителей против работы полигона.

Сумма капитальных вложений в строительство новых полигонов составит 1,74 млрд руб.

Согласно территориальной схеме, до конца 2020 года в Подмосковье будут закрыты четыре свалки: «Сабурово», «Каргашино», «Егорьевский» и «Малая Дубна». Другие продолжат работу, в том числе такие, которые в территориальной схеме указаны как не соответствующие требованиям: это полигоны «Непейно», «Шатурский» и «Озеры», которые расположены в непосредственной близости от садовых товариществ и земель сельскохозяйственного назначения, «Ядрово», которое находится в 15-километровой зоне от аэродрома и тоже близко к землям сельхозназначения, а также к природно-исторической территории (окрестностям Волоколамска), и «Храброво», которое находится в охранной зоне объекта культурного наследия. Тем не менее эти полигоны продолжают работать в ближайшие 4–12 лет, а некоторые даже будут расширены.

Мусорный ветер

Отмывшись от въевшегося буквально в кожу дыма костров, блаженно отоспавшись на родной кровати (с батареей центрального отопления в изголовье), сажусь за компьютер. Что такое лагерь противников строительства свалки московского мусора в Шиесе, Архангельской области? Логово зловредных наймитов Госдепа, треклятых либерастов, сторонников отделения Поморья от РФ? Нет! Перед нами — совершенно новое явление, товарищи. Протест «глубинного народа» против хамства и произвола властей. Причём здесь создалась удивительная амальгама идеологий, от которой у лощёных политологов-классификаторов волосы дыбом встанут: сталинизм, русское язычество-родноверие и национализм.

Лик Иосифа Виссарионовича глядит на тебя с помоста «площадки флагов» в лагере. Здесь буквально всё пронизано национал-патриотической и советской символиками.

Мусор — порознь, люди — вместе!

Вот уже второй год идёт противостояние. Напомню, что учреждённая московским Департаментом госимуществ компания «Технопарк» решила строить свалку у станции Шиес — практически на южном стыке Архангелогородчины с Республикой Коми. Никакого «экотехнопарка» здесь не планируется: столичные городские отбросы по старой технологии собираются прессовать в пакеты, оборачивать полиэтиленом — и хоронить. Не перерабатывать, а именно складывать в болотистую почву. Против этого поднялись сперва жители близлежащего посёлка Урдома. Ну, а потом к ним подтянулись и другие.

Сегодня это — уже неплохо оборудованный постоянный лагерь, помощь коему идёт со всей страны. Основная дислокация, где стоят «остров флагов», тёплые палатки, пара щитовых домиков, каптёрка, продуктовый склад с дизель-генератором, поленница, кухня и столовая, узел связи — «Ленинград». Дальше идут вынесенные форпосты: «Брестская крепость», «Баня», «Станция» и «Костёр». Лагерь как бы обнимает огороженную, но замершую стройплощадку свалки-полигона, где стоят техника, ангары и жилые модули людей в чёрном и в балаклавах — частного охранного предприятия «Гарант».

Как видите, сама топонимика лагеря — имперско-советская. И на самом высоком флагштоке полощется избитый морозными ветрами красный стяг с гербом Советского Союза. Чуть пониже — имперский флаг, бело-жёлто-чёрный. Родновер Кречет водит хороводы у станции:

— Чья семья? — возглашает он.

— Моя семья! — отвечает корогод.

— Чей род? — спрашивает родновер?

— Мой род! — отвечает хор танцующих.

Приезжают сюда люди всяких политических взглядов. Видел тут и навальниста, и уже седого «явлинца». Но основную массу составляют именно сталинисты, родноверы и националисты. Они образовали постоянный костяк лагеря. Посидите с родноверами у огня — и они с гордостью расскажут вам, что именно на архангельской земле произошло превращение Кобы Джугашвили в Сталина, посвящённого. А посмотрите на Анну Шекалову, этакую матриарха лагеря! Жительница Урдомы, она в каждый свой приезд без устали обходит стан, проверяя посты и налаживая его жизнь, ложась поспать в домике лишь в пять утра, аки армейский начальник караула — часика на три-четыре. На её груди значок с красной звездой и серпом-молотом (флаг ВМФ СССР) соседствует с бело-жёлто-чёрным значком…

Именно эти люди и задают здесь тон, заявляя: «Поморье — не помойка для Москвы! Если технологии, что нам впаривают, так безопасны, пускай Москва рядом с собой свои отходы и закаНАпывает. Отходы надо не сваливать, а полностью перерабатывать на вторсырьё. Москва не должна получать от регионов доходы от экспорта сырья, отправляя в них взамен свои отбросы. Мы — не колония Москвы!»

Эту логику принимают все, кто сюда приезжает. Кем бы он ни был по политическому окрасу. Приехал? Соблюдай полный сухой закон, ходи на посты, занимайся работой по лагерю. А её хватает: воду надо носить за полтора километра в баллонах, положенных в рюкзаки. Чтобы печки не гасли, надо рубить в лесу, за постом «Баня», сухостой, на руках (и на плечах) таскать стволы к поленнице. А там уж — пилить их на чурки, потом — колоть и в поленницу складывать. А ещё надо разгружать продовольствие, вещи и топливо, что доставляет квадроцикл с главного «портала» в «Ленинград» — с поста «Костёр». И все впрягаются, и работают. Каждый делает то, что может. В общем стоянии, в общих труде и готовности встретить нападение «чоповцев» идёт сближение людей. Мосты наводятся. Здесь — словно фабрика по обогащению «человеческой руды». Приезжают отборные «сливки»: самые решительные и духовитые, кто не побоялся и поехать далеко, и спать по четыре часа в сутки, и в случае чего получать дубиной по башке, защищая лагерь. Здесь, как в реакторе, рождаются сверхновые русские: свободолюбивые, готовые действовать и не сдаваться.

На входе в лагерь висит отличный лозунг: «Люди — вместе, мусор — порознь!».

Рождение спасителей страны

В поезде из Котласа на ближайшую действующую к «Ленинграду» станцию Мадмас автор сих строк ехал с лидером Движения сталинистов, депутатом Архангельской городской думы Александром Афанасьевым. И ещё с целой компанией активистов. Саша ввёл в курс дела и топографию лагеря, сказав, что я сам увижу крепких северян из Урдомы, с коих и началось сопротивление. Кряжистых, скупых на речи, деловито-решительных.

На посту «Костёр» вижу подтянутых, всегда готовых к действию националистов, ребят немногословных. Здесь развеваются их флаги, бросается в глаза транспарант со словами князя Александра Невского: «Кто к нам с мечом придёт, от меча и погибнет». На домике-бытовке — плакат «УРА. Дружина». Видно, что таких ребят голыми руками не взять.

Все понимают, что на самом деле борются за будущее страны. Всё время сравнивают РФ с великим Советским Союзом, поминая его промышленную мощь. Разве, дескать, Сталин всё это для того строил, чтобы сегодня страна превращалась в вотчину «элит», готовых низвести Россию на роль придатка к Сырьевой Трубе — а людей ни в грош не ставящих. Слышал и горячие слова: «Да на фига нам нынешняя Москва, которая только наши природные ресурсы эксплуатирует и налоги дерёт? Без неё мы жили бы лучше!»

Качаю головой. Нынешняя Москва — явление патологическое. Мы же помним совсем иную Москву, столицу СССР. В ней промышленности было — что в средней европейской стране, ещё в 1991-м! Москва поставляла стране промышленных роботов (каждого четвёртого производимого в стране!), станки-роботы, электродвигатели, часы, бытовую электронику, автомобили, самолёты и вертолёты, речные суда, космические ракеты-носители, автоматизированные системы управления, текстиль, металл… Приходим к выводу о том, что Москве надо излечиться, очиститься, снова начать работать и выступать организатором развития, а не угасания и разграбления страны. И вообще, неплохо бы столицу перенести. Может, на Русский Север. А может — в Новосибирск…

Разговариваю с бывшим военмором Северного флота.

— Обвиняют вас в эгоизме, в местничестве и шкурности, — говорю ему у костра на «Брестской крепости», посмеиваясь. — Дескать, выгоните вы полигон от себя, а куда сваливать столичный мусор? В другом регионе?

— Ну да! — кивает он. — Ход убогой официозной пропаганды. Разве мы не говорим о том, что мусор надо не на свалки отправлять, а полностью перерабатывать? Нет, не хотят этого слышать. Неужели богатая Москва не сможет у себя же поставить мощности по извлечению из отходов всего ценного? У неё — триллионы рублей. А федеральная власть куда смотрит? Мы вас, Максим, в интернете смотрим. Не вы ли говорили о том, что на всякую помпезную, непроизводительную ерунду: на Олимпиаду в Сочи, на футбольную мундиаль-2018, — власть выкинула коту под хвост почти сто миллиардов долларов?

— Меньше, 82 миллиарда, — поправляю. — И это с саммитом АТЭС в 2013 году. В пересчёте на нынешние рубли — 5,33 триллиона…

— Неважно, — машет рукой военмор. — На эти деньжищи можно было бы полностью построить нужные предприятия, чтобы не сжигать, не зарывать в землю, а перерабатывать весь мусор в стране. Если бы наши власти занимались делом и строили в стране современную промышленность взамен убитой советской, то мусор стал бы желанным источником металлов, стекла, бумаги, пластика. Но разве они этим заняты.

Можно ли считать таких людей «агентами Госдепа» или расшатывателями устоев? Наоборот, они и есть спасители Руси. От чиновных алчности, тупости и самодурства.

двойной клик — редактировать изображение

Чистая русская земля

Вернувшись домой, разбираю пришедшие мне материалы.

Представьте себе, что в каждом регионе страны есть эстетичные, отличной архитектуры заводы. Сюда свозят смешанные бытовые отходы. Не нужен сложный и дорогой их раздельный сбор. Нет, на заводе сортировка идёт чисто автоматически. Рядом с заводом — комплекс тепличных хозяйств. Они круглый год дают овощи и фрукты, используя тот плодородный компост, что делается из органики. Из неё же в биореакторах производят горючий газ, коим обогревают теплицы, приводят в движение электростанцию и, сжав, превращают в чистое топливо для грузовиков, что свозят отходы на суперфабрику. При этом жители городов и посёлков получают неизменные, твёрдые тарифы на вывоз мусора. На годы вперёд.

Таков проект новосибирской компании «АвтоРециклинг». Она интегрировала имеющиеся русские технологии в один завод полной переработки. Скажем, линии автоматической сортировки твёрдых коммунальных отходов, переработку пластиковых отходов в гранулы, линии переработки крупногабаритных отходов, оборудование для переработки — это отечественное объединение «Станкоагрегат». Машинерию для полной переработки старых покрышек и резины — это «Сибпроммаш». Стекло из отходов превращает в измельчённое сырьё для переплавки оборудование нашей компании «Стром-измеритель». Фирма «Экотром» делает аппараты для полного извлечения всего, что содержит ртуть. Вынутые из отбросов металлические изделия обрабатываются с помощью техники русского «Тяжстанкогидропресса». Компания «Плазариум» умеет делать оборудование для производства синтез-газа из мусора с помощью плазмы — а заодно и строительных материалов из остеклованного шлака. И так далее — вплоть до тепличного комплекса компании «ФИТО».

Стоимость такого суперзавода, скажем, для Архангельской области по состоянию на 2019 год — 5,7 миллиарда рублей. Примерно пятая часть от одного стадиона к чемпионату мира по футболу в 2018 году. Причём строительство можно организовать и за счёт бюджета, и за счёт выпуска долговых бумаг. Благо, расчётная окупаемость проекта — всего три года.

Если совместить это с политикой промышленного возрождения России на основе покровительственной политики (протекционизма), сделать именно местное самоуправление (муниципалитеты) ответственными за полную переработку отходов — страна быстро покроется сетью подобных предприятий. Объяви конкурс — и найдёшь другие предложения, не менее интересные. Например, краснодарская компания «Стрингер» Евгения Фёдорова, делающая машины для комплексной переработки неразделённых отбросов. А кто-то уже с успехом использует реакторы с калифорнийскими червями для превращения в удобрения опасных агропромышленных отходов: птичьего помёта и свиного навоза с гигантских ферм. Честные конкурсы выявят огромные возможности для того, чтобы использовать русские разработки и породить мощнейшую промышленность по очищению страны.

Параллельно же появится множество компаний, которые займутся извлечением ценнейшего сырья из старых отвалов и хвостов ещё советских добывающих предприятий. Того же «Норильского никеля», скажем. В его отвалах содержится множество металлов платиновой группы: платины, палладия, иридия. Существует отечественная технология газофазового (с помощью трифторфосфина) их извлечения. Есть разработки по переработке промышленных отходов с помощью микроорганизмов, в том числе — генетически изменённых.

Так кто у нас страну подрывает-то?

Но почему всё это не развивается? Ответ прост: у той же компании «АвтоРециклинг» есть инженерно-конструкторские кадры, но нет денег. Она пишет губернаторам и предлагает строить такие заводы полной переработки. Ей в ответ: «Участвуйте в конкурсе операторов, выигрывайте — и ставьте за свой счёт». Но эти конкурсы повсеместно выигрывают фирмы блатных «сынков», коим проще доить местные бюджеты, а не возиться с переработкой отбросов. Попросту учиняя очередные свалки, кои стыдливо именуют «полигонами». Ну, а барыши идут в оффшоры, на роскошную жизнь новой поросли бесстыдных дельцов. Деньги же на это вышибаются с граждан и предприятий — за счёт повышения тарифов на вывоз мусора…

Сколько ни пробовали инженеры доказывать, что такие комбинаты полной переработки должны строить сами региональные власти, привлекая и концессионеров, и средства по ценным бумагам — всё напрасно. Как бы чего не вышло, как бы силовики потом не пришли и не посадили за «нарисованные» дела. Кликнуть операторов по тендеру — оно и проще, и безопаснее, и самим работать не нужно.

А в итоге в России развивается опаснейший мусорный кризис, грозящий перейти в кризис политический. Владимир Путин в 2018 году, защищая жителей Балашихи от потока мусора из Москвы, приказал закрыть местную свалку. Столичный мусор тотчас же хлынул на остальные свалки Подмосковья, вызывая бунты и там (вспомним Волоколамск). Столичная мэрия решила «мудро» вывозить отбросы в Поморье — и буквально сдетонировала протесты на Русском Севере. Породила феномен лагеря в Шиесе. Ну, и кто в данном случае повинен в кризисе-то? Если не заставить столичные власти строить комбинаты глубокой переработки отходов в Большой Москве, то они, наткнувшись на яростное сопротивление «шиесцев», попробуют устроить свалку где-нибудь ещё. И там тоже вспыхнет возмущение.

Потому, читатель, в шиесском лагере, в том самом «Ленинграде», сейчас стоит не «пятая колонна» проклятых либерастов, а самые что ни на есть коренные русские патриоты. Которые только и могут привести государство в чувство, заставить его шевелиться и работать в интересах нашего народа. Работать — на великое будущее страны, а не на кучку омерзительных и циничных дельцов. Сегодня стан защитников Шиеса одновременно походит и на челюскинцев на льдине, и на палатки у Дома Советов 1 октября 1993 года, и на Славянск весны 2014-го. На месте верховной власти я бы этих людей попытался услышать и понять. Чтобы ударить не по вершкам беды, а по её корням…

Москва — Шиес — Москва

Загл. фото: Татьяна Лань

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!
Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector